как нас найти          о лаборатории          направление и прейскурант СПбГМУ          Публикации          Вакансии          Задать вопрос!          полезные ссылки          

  Аутоиммунные заболевания
     Аутоиммунные заболевания, определение
     Аутоиммунные заболевания, эпидемиология
     Аутоантитела при аутоиммунных процессах
     Аутоиммунные заболевания, диагностика
     Клиническая лабораторная эпидемиология
  Системные ревматические заболевания
     Антинуклеарные антитела (АНА)
     Классификация и методы определения АНА
     Антинуклеарный фактор (АНФ) и тип свечения
     Антинуклеарный фактор на клеточной линии HEp-2 (код 01.02.15.005)
     Антитела к экстрагируемому нуклеарному антигену ENA (код 01.02.15.160)
     Скрининг болезней соединительной ткани (код 01.02.15.245)
     Антитела к двуспиральной дсДНК (дсДНК-NcX), тест второго поколения (тест 01.02.15.125)
     Антитела к нуклеосомам, тест второго поколения (код 01.02.15.425)
     Обследование при СКВ (системной красной волчанке) код 01.02.15.230
     Дифференциальная диагностика СКВ и других ревматических заболеваний (код 01.02.15.430)
     Иммуноблот антинуклеарных антител (код 01.02.15.165)
     Иммуноблот антинуклеарных антител при склеродермии (код 01.02.15.535)
  Ревматоидный артрит и артропатии
     Диагностика ревматоидного артрита, критерии
     Диагностика ювенильного артрита
     Диагноз серонегативных артропатий
     АЦЦП анализ: Антитела к циклическому цитруллиновому пептиду, АЦЦП/ССP/ACPA (код 01.02.15.080)
     Антитела к модифицированному цитруллинированному виментину), АМЦВ/ MCV (код 01.02.15.405)
     Ревматоидный фактор (РФ), общее содержание (код 01.02.15.405)
     Антикератиновые антитела, АКА (код 01.02.15.065)
     Ревматоидный фактор класса IgA (код 01.02.15.585)
     Скрининг ревматоидного артрита (код 01.02.15.410)
     Типирование гена HLA B27 (код 01.02.15.530)
     Кристаллы в синовиальной жидкости: диагностика микрокристаллических артопатий (код 01.02.15.385)
  Антифосфолипидный синдром (АФС), патогенез и диагностика
     Критерии диагностики антифосфолипидного синдрома
     Антитела к кардиолипину (АКЛА) классов IgG и IgM (код 01.02.15.145)
     Антитела к бета-2 гликопротеину (код 01.02.15.225)
     Антитела к фосфатидилсерину-протромбину (PS-PT) код 01.02.15.615
     Антитела к аннексину V (А5), классов IgG и IgM
     Антитела к тромбоцитам класса IgG
     Иммуноблот антифосфолипидных антител IgG/IgM (код 01.02.15.875)
  Диагностика васкулитов и поражения почек, Антитела к цитоплазме нейтрофилов
     Классификация первичных васкулитов
     Диагностика васкулитов крупных сосудов
     Диагностика гранулематозных васкулитов
     Диагноз иммунокомплексных васкулитов
     Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА/ANCA) класса IgG (код 01.02.15.010)
     Антитела к эндотелию на клетках HUVEC (код 01.02.15.395)
     Антитела к протеиназе 3 (ПР-3/PR-3) класса IgG, код 01.02.15.140
     Антитела к миелопероксидазе (МПО), код 01.02.15.135
     Антитела к антигенам антинейтрофильных антител ANCA-панель (код 01.02.15.415)
     Диагностика гранулематозных васкулитов (код 01.02.15.035)
     Антитела к базальной мембране клубочка (код 01.02.15.085)
     Диагностика быстропрогрессирующего гломерулонефрита (код 01.02.15.090)
     Антитела к C1q фактору комплемента (код 01.02.15.365)
     Антитела к рецептору фосфолипазы А2 (PLA2R), диагностика мембранозного гломерулонефрита
     Антинейтрофильные антитела
  Аутоиммунные заболевания легких и сердца
     Активность АПФ (Ангиотензин-превращающий фермента), диагностика саркоидоза, код 01.02.15.370)
     Неоптерин в сыворотке крови (код 01.02.15.470)
     Антитела к миокарду (код 01.02.15.170)
     Диагностика воспалительных миокардиопатий (код 01.02.15.335)
  Аутоиммунные заболевания печени
     Антитела к гладким мышцам (F-актину), код 01.02.15.040
     Антитела к микросомам печени почек, LKM-1 (код 01.02.15.045)
     Антитела к митохондриям АМА (М1-М9), код 01.02.15.045
     Антитела к асиалогликопротеиновому рецептору (anti-ASGPR) класса IgG (01.02.15.635)
     Скрининг аутоиммунного поражения печени (01.02.15.060)
     Иммуноблот аутоантител при аутоиммунных заболеваниях печени (код 01.02.15.306)
     Развернутая серология аутоиммунных заболеваний печени
  Целиакия лабораторная диагностика, анализы у детей и взрослых
     Целиакия (глютеновая энтеропатия), определение и история описания
     Генетика целиакии - типирование HLA-DQ2 и HLA-DQ8 (тест 01.02.15.431) для определения риска целиакии
     Антитела к тканевой трансглютаминазе (ТТГ) класса IgA (TG2) код 01.02.15.190
     Антитела к тканевой трансглютаминазе класса IgG (код 01.02.15.185)
     Антитела к глиадину (дезаминированные пептиды глиадина) класса IgG (код 01.02.15.175)
     Морфология и клинические проявлении целиакии
     Распространенность и эпидемиология целиакии
     Антитела и критерии диагностики целиакии
     Антитела к эндомизию IgA (код 01.02.15.195)
     Антитела к дезамидированным пептидам глиадина (ДПГ) класса IgA (код 01.02.15.180)
     Антитела к ретикулину классов IgA и IgG (код 01.02.15.200)
     Скрининг целиакии (код 01.02.15.211)
     Серологическая диагностика (уточнение диагноза) целиакии (код 01.02.15.215)
     Полное обследование при целиакии, развернутая серология (код 01.02.15.221)
     Диагностика целиакия без боли у детей и взрослых
  Аутоиммунный гастрит и лактазная недостаточность
     Антитела к обкладочным (париетальным) клеткам желудка (код 01.02.15.050)
     Антитела к внутреннему фактору (фактору Кастла), код 01.02.15.545
     Диагностика аутоиммунного гастрита и пернициозной анемии (код 01.02.15.610)
     Альфа 1-антитрипсин в стуле, кишечная потеря белка
  Поражения ЖКТ, болезнь Крона, язвенный колит и аутоиммунный панкреатит
     Аутоиммунные заболевания и онкологические заболевания ЖКТ
     Скрытая кровь в стуле (FOB) в диагностике колоректального рака
     НПВС энтеропатия и фекальные биомаркеры
     Кальпротектин фекальный и другие биомаркеры воспаления при ВЗК
     Фекальный кальпротектин (код 01.02.15.550)
     Гемоглобин в стуле - FOBT (код 01.02.15.720)
     Скрининг заболеваний желудочно-кишечного тракта - FOBT и кальпротектин (код 01.02.15.735)
     Антитела к Saccharomyces cerevisiae (ASCA) и другие антигликановые антитела
     Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) при ВЗК
     ASCA анализ: Антитела к сахаромицетам класса IgG (код 01.02.15.250)
     Антитинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) класса IgA (код 01.02.15.460)
     Диагностики болезни Крона и язвенного колита (код 01.02.15.256)
     Антитела к бокаловидным клеткам кишечника
     Антитела к экзокринной части поджелудочной железы
     Антитела к GP2 антигену классов IgG и IgA
     IgG4-ассоциированный аутоиммунный панкреатит
     IgG4-ассоциированные заболевания: панкреатит, сухой синдром, ретроперитонеальный фиброз (болезнь Ормонда), тиреоидит (болезнь Риделя)
     Иммуноглобулин подкласс IgG4, диагностика аутоиммунного панкреатита (код 01.02.15.540)
  Аутоиммунные неврологические заболевания
     Олигоклональный иммуноглобулин IgG в ликворе и сыворотке крови (код 01.02.15.155)
     Антитела к аквапорину 4, диагностика оптиконевромиелита (болезни Девика) код 01.02.15.575
     Антитела к NMDA глютаматному рецептору
     Антинейрональные антитела, иммуноблот (код 01.02.15.400)
     Антитела к ганглиозидам, иммуноблот (код 01.02.15.620)
     Антитела к ацетилхолиновым рецепторам, АхР, AchR (код 01.02.15.625)
     Антитела к скелетным мышцам (код 01.02.15.115)
     Иммуноблот антител при полимиозите (код 01.02.15.320)
     Антитела к миелину (код 01.02.15.695)
  Аутоиммунные эндокринопатии
     Стимулирующие антитела к рецептору ТТГ (тиреотропного гормона), код 01.02.15.270
     Антитела к антигенам островковых клеток (GAD/IA2), код 01.02.15.570
     Антитела к островковым клеткам (ICA) код 01.02.15.570
     Антитела к инсулину, эндогенному (код 01.02.15.555)
     Антитела к глютаматдекарбоксилазе (GAD), код 01.02.15.560
     Антитела к тирозин-фосфатазе (IA-2), код 01.02.15.565
     Антитела к стероидпродуцирующим клеткам надпочечника (код 01.02.15.120)
     Антитела к стероид-продуцирующим клеткам яичка (код 01.02.15.445)
  Аутоиммунные заболевания и биопсия кожи
     Антитела к десмосомам (код 01.02.15.100)
     Антитела к базальной мембране кожи (код 01.02.15.105)
     Диагностика буллезных дерматозов (код 01.02.15.110)
     Антитела к десмоглеину-1 (код 01.02.15.590)
     Антитела к десмоглеину 3 (код 01.02.15.595)
     Антитела к белку ВР 180 (код 01.02.15.600)
     Антитела к белку ВР230 (код 01.02.15.605)
  Парапротеинемии и иммунофиксация
     Парапротеин, его свойства
     Миелома и другие парапротеинемии
     Скрининг парапротеинов (М-градиента) в сыворотке крови, иммунофиксации с поливалентной сывороткой (код 01.02.15.420)
     Иммунофиксация парапротеина (M-градиента) сыворотки крови с панелью антисывороток (IgG/A/M/E/D/k/l), код 01.02.15.655
     Свободные легкие цепи иммуноглобулинов при парапротеинемиях
     Диагностика амилоидоза: аспираты подкожного жира и мониторинг амилоидоза
  Биомаркеры аутоиммунных заболеваний
     Иммунные комплексы IgG, связывающие C1q
     Общая гемолитическая способность сыворотки (CH-50)
     Выявление иммунокомплексной патологии (С1q-ИК и СН-50)
     Ингибитор С1 эстеразы (С1INH)
     Определение неоптерина в сыворотке крови (тест 01.02.15.470)
  Генетика неврологических заболеваний (Нейрогенетика)
     Генодиагностика наследственных заболеваний
     Нейрогенетика, основные определения
     Экспансионные заболевания в неврологии и экспансии нуклеотидных повторов
     Диагностика болезни Гентингтона (код 01.02.15.750)
     Гентингтоноподобные заболевания 2-го (код 01.02.15.820) и 4-го (код 01.02.15.825) типов
     Дентаторубропаллидолюисова атрофия (ДРПЛА) - (код 01.02.15.830)
     Синдром ломкой Х-хромосомы, Синдром Мартина-Белла (код 01.02.15.880)
     Атаксия Фридрейха (код 01.02.15.755)
     Синдром тремора-атаксии (код 01.02.15.880)
     Миотоническая дистрофия 1 типа (01.02.15.745)
     Миотоническая дистрофия 2 типа (код 01.02.15.740)
     Окулофарингеальная миодистрофия (код 01.02.15.255)
     Спинальная мышечная атрофия, ассоциированная с геном SMN1 (код 01.02.15.860)
     Болезнь Кеннеди (код 01.02.05.250)
     Наследственный боковой амиотрофический склероз (код 01.02.15.860)
     Наследственная периферическая невропатия Шарко-Мари-Туза (код 01.02.15.765)
     Наследственная невропатия с подверженностью параличу от сдавления (код 01.02.15.765)
     Аутосомно-доминантные спиноцеребеллярные атаксии
     Первичная дистония 1 типа (код 01.02.15.855)


для медицинских работников:
подписаться на рассылку

зарегистрируйте свою электронную почту на сайте и получайте дополнительные информационные материалы по аутоиммунной диагностике


Вход на сайт
Логин:
Пароль:

зарегистрироваться вспомнить пароль


где сдать анализ крови на тест анализы спб СПб инвитро Петербург Питер на целиакию аутоиммунные заболевания аутоантитела аутоиммунная диагностика Лапин autoimmun антиядерные лабораторная антинуклеарный фактор антинуклеарные антитела HEp-2 тип волчанка свечения амилоидоз склеродермия иммуноблот ревматоидный цитруллиновый расшифровка экстрагируемые скрининг заболевания смешанное системная СКВ артрит дсДНК CCP ССР АЦЦП саркоидоз антинейтрофильные криоглобулины гранулематозные АНФ АНЦА ANCA ENA иммунофиксация васкулиты Крона целиакия аутоиммунный печени язвенный колит глиадину трансглутаминазе стероидпродуцируюшим Вегенера яичника эндокринопатии пузырные пузырчатка пемфигоид рассеянный склероз миастения миелина белок олигоклональный изоэлектрофокусирования IgG IgA IgM легкие цепи полиневрит ганглиозидам полимиозит парапротеин миелома неоптерин островковые GAD антимитохондриальные гладкие скелетные мышцы ASCA колит антигену фосфолипидный синдром кардиолипину фосфолипидам гликопротеину нуклеосомам SSA SSB RNP Sm CENT Scl Jo-1 АМА антикератиновые антиперинуклеарный MCV LKM-1 рецептору иммунофлюоресценция ИФА иммунологическая лаборатория университет санкт-петербург павлова Чардж-Стросса полиангиит микрокристаллические первичный билиарный цирроз трансглутаминаза трансглютаминаза критерии ревматоидного артрита 2010 года СПб Питер Петербург нейрогенетика

Что ищут на нашем сайте:

референтное значение Антинукл АТ, протромбин, 01 02 15 346, response write 9681273 9601551, клактоферритин, фолиевая кислота, имунноблотинг, Надпочечниковая недостаточность, протеинурия, 01 02 15 346, норма ana антител, фодрин, ветрянка, уреа, ИММУНОЛОГИЧЕСКАЯ ПАНЕЛЬ ПЕЧЕНИ, описание тестов, 4 АТ к циклическому цитрулиновому, тест волчаночные полоски, васкулит это, офтальмопатиея, иммунология.

Поражения ЖКТ, болезнь Крона, язвенный колит и аутоиммунный панкреатит
Антитела к Saccharomyces cerevisiae (ASCA) и другие антигликановые антитела

Химический термин «гликан» используется для молекул, несущих гликозидную связь, включая -моно,-олиго, -полисахариды или углеводы (DotanN, AltstockRT, SchwarzM, DuklerA. 2006). Гликаны являются основными структурными блоками поверхностей эритроцитов, иммунных клеток, микроорганизмов, что приводит к генерации многих антигликановых антител классов IgG, IgA, IgE и IgM, что было продемонстрировано при многих воспалительных и аутоиммунных заболеваниях (DotanI, FishmanS, DganiY, etal 2006). Используя технологию GlycoChip (SchwarzM, SpectorL, GargirA, etal2003; SchwarzM, SpectorL, GortlerM, et al 2006) и метод ИФА были описаны  три новых антигликановых антител Dotan at al (2006). (Dotan I, Fishman S, Dgani Y, et al 2006; Dotan N, Altstock RT, Schwarz M, Dukler A. 2006). В состав панели входит четыре биомаркера: анти-хитобиозид IgA (АССА), анти-ламинарибиозид IgG (AЛКA), анти-манобиозид IgG (АМКА) (табл 1). Четвертый компонент IBDXTM панели- это ASCA IgG, которые соответствуют первому описанному антигликановому серологическому биомаркеру ВЗК.

Маннобиозид (АМКА) - это димер 1,3 связанной маннозы и компонент маннана от патогенных грибков и дрожжей (Peyrin-BirouletL, Standaert-VitseA, BrancheJ, et al 2007). Ламинарибиозид (АЛКА) - это строительный блок ламинарин, полисахарид из бета-1-3 гликанов и найден в клеточной стенках грибов, дрожжей и водорослей (DotanI, FishmanS, DganiY, etal 2006, FerranteM, HenckaertsL, JoossensMetal 2007). Хитобиозид (АССА) - это компонент хитина, найденный в кутикуле насекомых и клеточных стенок инфекционных патогенов таких, как бактерии и дрожжи (DotanI, FishmanS, DganiY, etal 2006). Как молекулы бета-1-3 гликанов, так и хитина модулируют ответ иммунной системы, связываясь с рецепторами на нейтрофилах, макрофагах и натуральных киллерах, что стимулирует клеточную пролиферацию, фагоцитоз и секрецию цитокинов (PangZ, OtakaK, MaokaT, etal2005). Подобно ASCA (PappM, AltorjayI, NormanGL, etal2007;DevlinSM, YangH, IppolitiA, etal2007; DassopoulosT, NguyenGC, BittonA, etal2007) новые антигликановые антитела ассоциируются с простым нуклеотидным полиморфизмом (SNPs) ВЗК чувствительных генов.

Для первоначального изучения ценности всех трех новых маркеров было обследовано 194 пациента с БК, 162 с ЯК и 142 здоровых людей. Результаты показали, что все три маркера могут быть использованы для диагностики БК (DotanI, FishmanS, DganiY, etal 2006). Примерно треть больных БК были позитивны по одному из 3 маркеров (DotanI, FishmanS, DganiY, etal 2006). Важно отметить, что 44% (12/27) негативных по ASCA пациентов оказались позитивными по АЛКА или АССА. Поэтому при невысокой частоте выявления каждого из новых биомаркеров, определяемые совместно они оказались важным дополнением к выявлению ASCA. У больных, которые были позитивны по одному из трех маркеров, чувствительность и специфичность тестирования для диагноза БК оказалась 77,4% и 90.6% соответственно. У пациентов, положительных по двум или трем антителам, специфичность увеличивалась до 99,1%. Высокие уровни АЛКА и АМКА сочетались с вовлечением в процесс тонкого кишечника.

Продукция антител, направленных против гликанов и хитина, и их связь с БК также подтверждает особенности нарушения толерантности иммунной системы при этом заболевании. Однако индивидуальное различие в выработке различных антигликановых антител (ASCA, АЛКА, АМКА и АССА) еще до конца не установлено.Так в исследовании диагностической ценности антигликановых антител, опубликованном Henckaertsetal (2007) (HenckaertsL, PierikM, JoossensM, FerranteM, et. al. 2007), оценивалось влияние мутаций в некоторых генах врожденных иммунных рецепторов на появление анти-гликановых и анти-ОмрС антител при ВЗК, включая NOD2/CARD15, NOD1/CARD4, TUCAN/CARDINAL/CARD8, Toll-likereceptor (TLR) 4, TLR2, TLR1 и TLR6. В это исследование были включено 1163 пациентов с ВЗК (874 БК, 259 ЯК и 30 НК) и 312 здоровых контрольных лиц. Больные БК имели, по крайней мере, один NOD2/CARD15 вариант: 1) который встречался более часто у ASCA или АЛКА позитивных больных, чем у больных без мутации (ASCA 66.1% против 51.5%, р=0.0001; АЛКА 43.3% против 34.9%, р=0.018); 2) при этом были выше титры ASCA (85.7 У.ед ИФА против 51.8 У.ед. ИФА, р<0.0001). Эта ассоциация была независимой от вовлечения подвздошной кишки. Важно подчеркнуть, что было установлено дозозависимое влияние гена NOD2/CARD15 при сравнении позитивности по антигликановым антителам у пациентов с БК и имеющих 0, 1 и 2 копий NOD2/CARD15.

Антигликановая позитивность становилась более частой, когда число NOD2/CARD15 копий мутантного аллеля гена выше (HenckaertsL, PierikM, JoossensM, FerranteM, etal2007). Такой же дозозависимый эффект был подтвержден Papp et al в 2008 году (PappM, AltorjayI, DotanN, etal, 2008). Они проанализировали связь антигликановых антител с NOD2/CARD15 вариантами при изучении 557 больных с БК, 95 с ЯК и 100 здоровых лиц. При сравнении больных с NOD2/CARD15 мутантными аллелями с теми, кто имел обычный (дикий) тип аллелей, позитивность для ASCA была 65.2% против 41.% (р<0.0001), АМКА 18.8% против 9.7% (р=0.009) и у любого анти-гликана 72.5% против 52.5% (р<0.0001). В исследовании Papp etal (2008) был продемонстрирован также дозозависимый эффект копийности гена NOD2/CARD15 на АМКА и другие антигликановые антитела.

Ferrante et al (FerranteM, HenckaertsL, JoossensMetal 2007) опубликовали результаты 1225 больных ВЗК (913 БК, 272 ЯК, 40 ИК) и 200 этнически гомогенной контрольной группы и 113 больных с воспалением кишечника другой причины (дивертикулит, инфекционный колит, ишемический колит, псевдомембранозный колит). Помимо IBDX панели (АССА, АЛКА, АМКА и ASCA) были использованы антитела к фактору патогенности-ОмрС. В данном исследовании 76% больных с БК оказались позитивными, по меньшей мере. по одному из этих маркеров. Все анти-гликановые антитела и анти-ОмрС антитела были высокоспецифичны для БК (80.5%-93%). Чувствительность для ASCA оказалась равной 56.4%, для АЛКА 17.7%, для АССА 20.7%, для АМКА 28.1% и для анти-ОмрС 29.1%. Среди всех 913 больных только 13 (1.4%) были позитивны по всем пяти маркерам. Среди 50% пациентов (п=435), которые были ASCA негативны /ОмрС позитивны (п=93) или ASCA позитивны/ОмрС негативны (п=342), каждый оказался позитивным, по крайней мере, по одному из антигликановых маркеров. Среди 67 % ASCA/ОмрС-позитивных пациентов они были также позитивными, по крайней мере, по одному из других антигликановых антител. Из 305 ASCA/ОмрС негативных пациентов 7% были ASCA позитивными, 12% АССА позитивными и 13% АМКА позитивными. Хотя добавление АЛКА(ASCA/АНКА/АЛКА комбинции) приводило к небольшому улучшению в дифференциальной диагностике БК и ЯК сравнительно с классическим применением комбинации ASCA/АНЦА, но это значительно увеличивало точность дифференциации ВЗК от здорового контроля и не-ВЗК интестинального воспаления. Повышенные уровни всех 5 маркеров (ASCA, АЛКА, АССА, АМКА и ОмрС) были значимо связано с осложненным течением болезни: с ростом числа стриктур, фистул и необходимости оперативного лечения.

Сходные с Ferranteetal. (2007) результаты были получены Pappetal (PappM, AltorjayI, DotanN, etal2008) в исследовании, включавшем 557 пациентов с БК, 95 с ЯК и 100 здоровых лиц. Всего 66.2% больных с БК были позитивны, по крайней мере, по одному из 5 биомаркеров, включавших ASCA, АЛКА, АССА, АМКА и анти-ОмрС, все из которых были высоко специфичны для БК (79%-100% специфичности). Чувствительность для каждого из 5 маркеров составила для ASCA 50.4%, АЛКА 15.2%, АССА 11.3%, АМКА 11.5% и анти-ОмрС 31.2%. Для АЛКА, АССА и АМКА чувствительность оказалась ниже, чем в большинстве других исследований (DotanI, FishmanS, DganiY, etal 2006; DotanN, AltstockRT, SchwarzM, DuklerA. 2006 FerranteM, HenckaertsL, JoossensMetal 2007, SimondiD, MengozziG, BettetoS, etal2008). В целом, повышенный уровень всех маркеров был вновь ассоциирован с осложненным теченим заболевания и повышенной частотой хирургического вмешательства. Среди больных с БК обнаружение ASCA и АЛКА было ассоциировано с ранним началом заболевания в более молодом возрасте (р<0.0001 и р =0.0012 соответственно), в то время как ASCA были ассоциированы с перианальной болезнью (р<0.0001) и использованием азатиоприна (р=0.016). Однако не было найдено связи между серологическими маркерами и полом, семейной предрасположенностью, привычками курения и экстраинтестинальными проявлениями заболевания.

В двух больших медицинских академических центрах в Канаде было обследовано 818 пациентов с ВЗК (517 БК и 301 ЯК) со средним возрастом 33 и 39 лет соответственно, с длительностью заболевания 8.9 лет. Больные были фенотипированы согласно Монреальской классификации, и у них были проанализированы семь антигликановых антител (ASCA IgG, ASCA IgA, АССА, АЛКА, АМКА, анти-Л (антиламинариновые антитела) и анти-С (антихитиновые антитела) и пАНЦА В результате в БК популяции 73% были позитивны по >/=1 антигликановому антителу. Все антигликановые маркеры были специфичны для БК (85.4-97.7%), а не для больных с ЯК (P<0.0015). ASCA IgGи IgAпозволяли лучше дифференцировать БК от ЯК, а вслед за ними следовали антиламинариновые антитела (зоны под кривой 0.818, 0.815 и 0.702, соответственно ). Добавление анти-Л и анти-Cк ASCA IgGи пАНЦА улучшало дифференциальную диагностику между БК и ЯК (P<0.001). Увеличенное число положительных антител сочеталось с ранним началом заболевания, пенетрациями, перианальными проявлениями и необходимостью хирургического вмешательства (P<0.001). Выявление анти-Л сочеталось с илеоколитом при БК (oddsratio(OR) 2.28, 95% confidence interval (CI) 1.40-3.69; P=0.001), а выявление анти-С с появлением пенетраций (OR2.75, 95% CI1.50-5.04; P=0.001) и перианальных проявлений (OR1.95, 95% CI1.06-3.59; P=0.03). Таким образом, определение анти-Л и анти-С улучшало проведение дифференциального диагноза между БК и ЯК. Анти-Л также помогали дифференцировать между изолированным БК колитом и ЯК. Выявление антиламинариновых и антихитиновых антител независимо сочеталось с более агрессивным фенотипом течения заболевания (SeowCH, StempakJM, XuW., etal 2009).

Сывороточные образцы 149 пациентов с БК из регистра ВЗК были протестированы на наличие анти-ламинариновых IgA (анти-Л), анти-хитиновых IgA (анти-C), АССА IgA, АЛКА IgG, АМКА IgG и ASCA методом ИФА (IBDX(R) панель Glycominds, Lod, Israel). Учитывались клинические данные по распространенности осложнений, хирргическим вмещательствам, активности заболевания, данные относительно начала и локализации воспалительного процесса. Средний период наблюдения без предшествующих осложнений или хирургии во время забора образца составлял 53.7 месяцев. В целом, в 26.3% наблюдений развились осложнения, и 17.1% больных были подвергнуты хирургическому вмешательству соответственно. Позитивность для ASCA, АМКА, АССА и анти-Л в отдельности или растущая частота позитивных сывороточных антител независимо предсказывали быструю прогрессию в направлении более тяжелого течения заболевания. Осложнения или хирургические вмешательства наблюдались только у лиц с позитивностью для  анти-Л или для более, чем 3 маркеров из всей панели, что указывало на прогрессию заболевания до хирургии или осложнений. Серологический статус оставался стабильным у большинства больных во времени. (RiederF, SchlederS, WolfA, etal., 2009).В другой работесотрудники этой же лаборатории Университета Регенсбурга (Германия) протестировали панель новых серологичеcких анти-гликановых антител, включая анти-ламинариновые (анти-Л) и анти-хитиновые IgA (анти-С) углеводные антитела, а также АССА, АЛКА, АМКА и ASCA в образцах сывороток от 824 пациентов (363 БК, 130 ЯК, 74 с другими гастроинтестинальными заболеваниями и 257 c невоспалительными заболеваниями кишечника в качестве контроля)  немецкого регистра ВЗК с помощью ИФА и АНЦА методом иммуннофлюоресценции. Все 77.4% больных с БК оказались положительны, по меньшей мере, по одному из антигликановых антител. Причем ASCA или комбинация ASCA/пАНЦА оставалась наиболее точной для диагностики БК. Комбинированное использование антител улучшало возможность проведения дифференциального диагноза между БК и ЯК и выявлению осложненного течения заболевания (RiederF, SchlederS, WolfA, etal 2010).

Следует сказать, что диагностическая ценность антигликановых антител оспаривается рядом авторов. Так в сообщении Simondi et al (SimondiD, MengozziG, BettetoS, etal2008) указывается, что в то время как уровень ASCA коррелировал с вовлечением подвздошной кишки и развитием пенетрации или стриктуры, то уровень АЛКА, имея сходные тенденции, не достиг статистической разности (р=0.07 и р=0.09 соответственно). Это противоречие может быть связано с малым объемом больных в работе Simondi D., которое включало всего 265 субъектов (116 БК, 53 ЯК, 51 здоровый и 45 с другими болезнми кишечника).

Важно заметить, что в работе Simondi D. (SimondiD, MengozziG, BettetoS, etal2008) среди БК пациентов АМКА встречались чаще у женщин и у курящих, чем у мужчин (р=0.02) и у некурящих (р=0.03), а также больные с БК имели, по меньшей мере, одного больного родственника первой степени родства со значимо более высоким уровнем АЛКА, чем у лиц без семейных случаев заболевания (59.8% против 34.7%, р=0.0005), подтверждая семейную ассоциацию заболевания БК с обнаружением АЛКА.

Синтетические маннозные антитела

Существование нового подкласса антигликановых антител было открыто Vanderwalle-E1 Khoury et al (Vandewalle-El, KhouryP, ColombelJF, JoossensS, et al 2008), которые синтезировали два основных олигоманнозных эпитопа: Ман альфа-1,3 Ман-альфа 1,2 (Ман3) и Ман альфа -1,3 Ман альфа -1,2. Ман альфа-1,2 (Ман 4), базируясь на химической структуре маннозных эпитопов для ASCA. Антитела против маннозных остатков (Ман 3 и Ман 4- АМАН) изучены у 1365 пациентов с ВЗК (772 БКБ 261 ЯК, 43 НК и у 289 контрольных субъектов). В то время как специфичность АМАН для БК была сходной с ASCA (89% против 93%), но чувствительность оказалась невысокой (38% против 55%). Всего 16% больных с БК были позитивны как для ASCA, так и АМАН, и 24% были позитивны для Ман 4- АМАН. Следует отметить, что 11% ASCA негативных больных были АМАН позитивными (5% для Ман 3, 4% для Ман 4 и 2% для обоих тестов). Всего 24% больных БК, которые были негативны как для ASCA так и /или других БК - ассоциированных серологических биомаркеров были позитивны для АМАН, подтверждая, тем самым, существование нового подвида анти-маннозных антител, присутствующих у больных с БК (Vandewalle-ElKhouryP, ColombelJF, JoossensS, etal2008). Можно прийти к заключению, что комбинация АМАН с ASCA, АССА, АЛКА и АМКА может повысить диагностическую эффективность существующей панели антигликановых биомаркеров.

АМАН были проанализированы по их предсказательному значению для эволюции недифференцированного колита (НК) и для прогноза БК с вовлечением тонкого кишечника. Для этого 20 пациентов  НК были прослежены до постановки окончательного диагноза: диагноз БК был установлен в 11, ЯК в 7 и язвенно-подобный- БК в 2 наблюдениях. Среди 11 пациентов с диагнозом БК один был ASCA-положительным/АМАН негативным, 2 были ASCA позитивными /АМАН позитивными, три были ASCA негативными/АМАН позитивными. Никто из больных с ЯК не был АМАН позитивным. Поэтому, по сравнению с ASCA, АМАН показали значительную диагностическую чувствительность (45% против 27%)для предсказания эволюции НК в БК. Хотя позитивность АМАН не имела ассоциации с каким-то определенным «АМАН- фенотипом» заболевания, среди ASCA-негативных пациентов АМАН позитивность значимо ассоциировалась с вовлечением толстой кишки. Можно полагать, что АМАН могут иметь значение для прогноза вовлечения толстой кишки при БК, когда ASCA менее постоянно определяются в этих случаях.

Вероятная роль инфекции Candidaalbicans в появлении антигликановых антител

Антитела против галакто-маннана Saccharomyces cerevisiae (ASCA) и антитела против синтетических дисахаридных фрагментов гликана (ALCA) и хитина (ACCA) являются установленными биомаркерами БК. Ранее было показано, что инфекция Candida albicans способна индуцировать появление ASCA (Martinez-EsparzaM, SarazinA, JouyN, etal.2006). Антитела, направленные против последовательности олигоманнозы alpha-1,3 Man(alpha-1,2 Manalpha-1,2 Man)(n) (n= 1 or2), которые обычно называют антителами к пекарским дрожжам  - anti-Saccharomycescerevisiaeантитела (ASCA), являются маркерами болезни Крона. Маннан S. cerevisiae, в составе которого  присутствуют эти гликановые эпитопы, используется для определения ASCA, но точный иммуноген неизвестен. Структурные и генетические исследования показали, что Candidaalbicansпроизводит энзим маннозилтрансферазу, которая может синтезировать последовательности олигоманнозу S.cerevisiae при определенных условиях. Standaert-VitseA etal, (2006) доказали, что C. albicansявляется одним из нескольких иммуногеннов для ASCA и, возможно, является основной мишенью абберантного иммунного ответа при БК (Standaert-VitseA, JouaultT, VandewalleP etal., 2006).

Для выяснения связи AЛCA и ACCA как возможных биомаркеров инвазивной инфекции C. albicans, ASCA, АЛКА, ACCA были определены в 69 сыворотках, полученных от 18 пациентов с инвазивной инфекцией С.albicans, с доказанной положительной гемокультурой, 59 сывороток от БК больных и 47 сывороток от госпитализированных больных, у которых в различных органах был обнаружен обнаружены рост грибков рода Candida, и 131 сывороток здоровых контрольных лиц. Уровни ASCA, АЛКА и АССА у лиц с БК и инвазивной инфекцией С. albicansзначительно отличались от лиц с колониями рода Саndida и здоровых лиц (P< 0.0001). У лиц с инвазивной молочницей эти уровни возрастали с прогрессированием инфекции. Используя ASCA, АЛКА, АССА и специфичного Platelia Candida-теста (BioRAD), было установлен диагноз у 100% больных с инвазивной инфекцией подтверждался с кинетикой формирования антигликановых антител, зависящей от течения инфекции. Большое число сывороток имело более, чем три положительных теста. Таким образом, оказалось, что обнаружение антител к гликанам и хитину имеет могут диагностическое значение для грибковой инфекции, и что эти тесты могут использоваться как дополнение к более специфичным тестам (SendidB, DotanN, NseirS, etal., 2008.). Эти данные ставят вопрос относительно выявления с помощью ASCA, АЛКА и АССА тех пациентов с БК, у которых имеется коморбидная грибковая инфекция, участвующая в патогенезе ВЗК, но имеющаяся не у всех больных.

Антитела к фактору убиквитинирования Е4А (UBE4A), концентрации СХСL16, аполипопротеина А-IV и резистина.

При скрининге сывороток больных с ВЗК на фаговых библиотеках, экспрессирующих собственные гены человека, Sakijama et al (SakiyamaT, FujitaH, TsubouchiH. 2008) идентифицировали иммунореактивный фаговый клон, кодирующий С-терминальную субъединицу UBE4A (U-box-type ubiquitin-protein ligase). После уточнения специфичности сывороточных аутоантител против анти- UBE4A у больных с БК, был создан GST-C- UBE4A белок слияния, который был использован для тестирования иммунореактивности сывороток от 39 больных БК, 28 больных ЯК и 60 здоровых контрольных лиц. Частота обнаружения анти- UBE4A IgG была значительно выше у больных с БК, чем при ЯК или у здоровых людей (46.2% против 7,1% против 3.3% соответственно р<0.0001). Уровни анти-a GST-C-terminal UBE4A IgG хорошо коррелировали с активностью болезни (р<0.0001). Важно, что высокий уровень анти-УБЕ4 ассоциировался с осложненным течением болезни, появлением стриктур и пенетраций (р= 0.0028), и пациенты, положительные по анти-УБЕ4А, более часто подвергались хирургическому лечению (р=0.0013). Хотя экспрессия УБЕ4А была низкой в цитоплазме энтероцитов и перстевидных клеток, но иммуногистохимический анализ показал, что содержание УБЕ4А значительно повышено в энтероэндокринных клетках слизистой подвздошной кишки у больных БК, но не у здоровых субъектов. Было предположено, что продукция анти-УБЕ4А аутоантител может быть результатом повышенной экспрессии УБЕ4А в воспаленной слизистой подвздошной кишки. Точное значение повышения продукции анти-УБЕ4А антител в патогенезе БК еще остается определить.

В качестве биомаркеров ВЗК также рассматриваются ряд растворимых молекул, таких как СХСL16, аполипопротеин А-IV и резистин. Эти новые сывороточные /плазменные биомаркеры ВЗК были описаны рядом немецких исследователей (LehrkeM, KonradA, SchachingerV, etal2008; BroedlUC, SchachingerV, LingenhelA, etal2007; KonradA, LehrkeM, SchachingerV, etal2007).

СХСL16 представляет собой трансмембранный белок, составляющий экстрацеллюлярный домен хемокина, сливающегося со стержнем молекулы муцина, который проникает через поверхность клетки, и функционируя как хемокин и скавенджер рецептор, может принимать участие в разных воспалительных процессах. Он становится растворимым после расщепления металлопротеиназой АDAMATS 10 и выполнения хемокиновой функций (GoughPJ, GartonKJ, WillePT, etal2004). Lehrke et al (LehrkeM, KonradA, SchachingerV, etal2008) опубликовали данные, что СХСL16 может быть потенциальным биомаркером ВЗК после обследования 239 больных с БК, 114 с ЯК и 144 здоровых лиц. Растворимая форма СХСL16 достоверно чаще выявлялась у больных БК (р<0.001) по сравнению с ЯК и здровыми лицами. Пациенты с ЯК имели относительно умеренное, но значимое повышение СХСL16 сравнительно со здоровым контролем (р<0.001). Не было найдено различия в СХСL16 при активном и неактивном поражении кишечника при БК и ЯК.

Аполипопротеин А-IV является структурным компонентом кишечника, образуемым из богатых триглицеролом частиц хиломикронов с антиоксидантными, антиатерогенными и антивоспалительными свойствами. Недавно было установлено, что А-4 подавляет DSS-вызываемый колит у мышей (VowinkelT, MoriM, KrieglsteinCF, etal2004). По этой причине, Broedl et al (BroedlUC, Schachinger V, LingenhelA, et al 2007) протестировали может ли уровень А-4 в плазме сочетаться с ВЗК и обнаружили , что содержание А-4 обратно пропорционально с активностью болезни и с уровнем СРБ у пациентов с БК, но не ЯК (р<0.005). Однако поскольку различие в уровне А-4 между активным и неактивным состояниями БК невелика, то клиническое значение этого маркера еще предстоит определить.

Резистин известен как адипоцитами секретируемый фактор или FIZZ-3. Это пептидный гормон, который ассоциирован со многими воспалительными состояниями (BokarewaM, NagaevI, DahlbergL, etal2005). Исследованиями Konrad et al (KonradA, LehrkeM, Schachinger V, e al 2007) показано, что пациенты как с БК, так и ЯК имеют значительно повышенный уровень резистина в плазме по сравнению со здоровым контролем (р<0.0001). Уровень резистина как при БК, так и ЯК значимо ассоциирован с содержанием лейкоцитов (р<0.0001), СРБ (р<0.0001) и активностью заболевания (p<0.0001).

Панель серологических маркеров для ВЗК быстро расширяется. Серологические маркеры при ВЗК представлены быстро растущим списком неинвазивных тестов. С 2007 года появилось пять новых антигликановых антител: анти-хитобиозид IgA (АССА), анти-ламинарибиозид IgG (AЛКA), анти-манобиозид IgG (АМКА) и антитела против синтезированных двух олигоманнозных эпитопов Maн-3 и Maн-4. Эти новые биомаркеры могут служить не только для дифференциации БК, ЯК и не -ВЗК заболеваний, но также для предсказаний дальнейшего течения (поражения подвздошной кишки или толстой кишки), риска ВЗК (в качестве субклинических биомаркеров) и течения болезни (риск осложений и хирургического вмешательства). Интересно, что обнаружение антигликановых антител, включая ASCA, AЛКA и АМКА ассоциируется с простым нуклеотидным полиморфизмом (SNPs) генов чувствительных к ВЗК таким, как NOD2/CARD15, NOD/CARD4, Toll-like рецепторы (TLR) 2 и 4 и бета-дефензин-1. Более того, наблюдается дозозависимое влияние гена: анти-гликановая позитивность наблюдается встречается чаще, когда число NOD2/CARD15 в SNPS увеличивается. Другие новые сывороточные/плазменные биомаркеры включают фактор убиквитинирования Е4А (UBE4A), СXCL16 (хемокин), аполипопротеин А-IV и резистин.

Хотя в иммунологической диагностике ВЗК ASCA и пАНЦА продолжают использоваться наиболее широко, но появляются все новые антитела, направленные на различные антимикробные агенты, как ,например, анти-Омр С, antiPseudomonasfluorescens (анти-I2) и анти-CBir1. Последний является первым бактериальным антигеном, вызывающим колит у животных и который может приводить к патогенному иммунному ответу у ВЗК больных (антифлагеллиновые антитела). Среди ранее изученных бактериальных биомаркеров следует назвать антитела против белка порина С наружной мембраны митохондрий (анти-ОмрС), Pseudomonas fluorescens bacterial sequence 12 (анти-12, который является гомологом фактора транскрипции бактерий (SandbornWJ. 2004, Peyrin-BirouletL, Standaert-VitseA, BrancheJ, ChamaillardM. 2007; PappM, NormanGL, AltorjayI, LakatosPL. 2007; PappM, AltorjayI, DotanN, etal2008; JoossensS, ColombelJF, LandersCetal2006 ). Было установлено, что пациенты с БК, которые оказались позитивными по многим анти-микробным антителам (ASCA, анти-OmpC, анти-Cbir и анти-I2), имеют повышенный риск осложненного течения заболевания. Пациенты, которые оказались позитивны по всем четырем биомаркерам имели 11-кратное повышение риска развития пенетрации кишечника или образования стриктур (DubinskyMC, LinYC, DutridgeD, etal2006; MowWS, VasiliauskasEA, LinYC, etal2004; PapadakisKA, YangH, IppolitiA, etal 2007; SpivakJ, LandersCJ, VasiliauskasEA, etal2006; PappM, AltorjayI, NormanGL, etal2007). Больные БК, позитивные по трем маркерам (анти-OmpC, анти-Cbir и анти-I2) более часто подвергались оперативному вмешательству по сравнению с негативными по биомаркерам больными (72% против 23%). В то же время, не было найдено связи серотипа с фенотипом заболевания ЯК (PappM, AltorjayI, NormanGL, etal2007). Повышенный уровень серологических биомаркеров ассоциируется с особенностями генетики ВЗК. Члены семьей пациентов с БК, имеющие аллельный вариант NOD2/CARD15 3020insC, имеют повышенную интестинальную проницаемость, что сочеталось с повышенным уровнем серологических биомаркеов (PappM, AltorjayI, NormanGL, etal2007; BuhnerS, BuningC, GenschelJ, etal2006; HarrerM, ReinischW, DejacoC, etal2003). Однако не все исследователи смогли подтвердить эту связь (ArnottID, LandersCJ, NimmoEJ,  etal2004; AbreuMT, TaylorKD, LinYC, etal2002; DevlinSM, YangH, IppolitiA, etal2007; DassopoulosT, NguyenGC, BittonA, etal. 2007). По крайней мере, два десятка растворимых свыороточных молекул рассматриваются как биомаркеры при ВЗК. Они включают СРБ, кальпротектин, PMN-эластазу, растворимые селектины, молекулы адгезии и прокальцитонин (DesaiD, FaubionWA, SandbornWJ. 2007; LanghorstJ, ElsenbruchS, KoelzerJ, etal 2008; MagroF, AraujoF, PereiraP, etal2004; HerrlingerK, StangeEF.2000; HerrlingerKR, DittmannR, WeitzG, etal2004). Однако большинство из них повышены при других воспалительных или патологических состояниях и поэтому отличаются недостаточной специфичностью для ВЗК. Роль различных антител в текущем диагностическом алгоритме ВЗК еще неустановлена в виду их ограниченной чувствительности. Поэтому связь серологических маркеров с течением болезни и фенотипом оказывается все чаще в фокусе интересов ревматологов и иммунологов. Все большее число наблюдений подтверждает, что у больных БК экспрессия многих серологических маркеров в высоком титре позволяет предсказать осложненное течение болезни (появление стриктур/перфораций) и высокий риск хирургического вмешательства по сравнению с лицами с низким титром антител. Несмотря на невысокую встречаемость многих серологических маркеров, выделение серопозитивных клинических подгрупп среди больных ВЗК будет способствовать более стандартизованному терапевтическому подходу и позволит лучше понять патомеханизм ВЗК. Дальнейшие проспективные клинические исследования необходимы для установления клинической роли серологических тестов при ВЗК (PappM, AltorjayI, LakatosPL. 2007).

Ни один из существующих коммерчески доступных серологических тестов/анализов, не может быть использован как единственное средство диагностики ВЗК в клинике, но может быть рекомендован как дополнение к эндоскопии для подтвержения диагноза и прогноза заболевания (VermeireS, VanAsscheG, RutgeertsP 2006; KornbluthA, SacharDB. 2004). Учитывая, что эндоскопия является высокозатратным методом диагностики (включая инвазивный характер, трудоемкость и высокую цену колоноскопической процедуры) нужны новые маркеры и разработка более всеобъемлющих биоинформационных алгоритмов со множественными биомаркерами.

Новые технологии продемонстировали значительный потенциал для идентификации ранее неизвестных биомаркеров. Можно предсказать,что дальнейшее развитие лабораторной медицины приведет к ингерации многих биомаркеров для биоинформационного анализа/моделирования. В результате будут разработаны специфичные  серологические наборы биомаркеров, которые будут содержать биомаркеры, специфичные для следующих функцией: 1) дифференциальной диагностики БК и ЯК и от других воспалительных поражений кишечника, но имеющих сходные клинические проявления (такие как абдоминальные боли и диаррея при инфекционном колите или синдроме раздраженного кишечника); 2) предсказывать риск ВЗК (до начала болезни, субклинические биомаркеры) и течение заболевания (риск осложнений и хирургических вмешательств; 3) предсказывать терапевтическую эффективность даже перед началом специфической лекарственной терапии 4) мониторировать терапевтическую эффективность и предсказывать рецидивы. Такие наборы серологических показателей могут быть уточнены на основе лучшего понимания серологических реакций для повышения точности диагноза и /или прогноза при ВЗК( LiX., ConklinL., AlexP, 2008).Генетические маркеры такие как CARD15/NOD2 могут быть полезны в будущем, когда в комбинации с другими маркерами смогут предсказывать течение болезни, и функциональная геномика и протеомика могут быть использованы для быстрого скрининга больных ВЗК с субклиническими характеристиками (BeavenSW, AbreuMT. 2004).

Таким образом, при высокой специфичности  применительно к ВЗК, отмечается низкая чувствительность многих серологических маркеров. С другой стороны,  антитела в качестве биомаркеров позволяют обеспечить наиболее высокую специфичность, что отличает их диагностическое использование от других биохимических маркеров. Трудности их клинического применения в настоящее время состоят в отсутствии полной ясности в механизмах патогенеза заболевания, и, значит, условий формирования тех или иных аутоантител. Как следствие, выявление антител имеет значение для понимания избирательности в отношении чувствительности и для выделения подгрупп лиц с особым фенотипом и возможно исходом и прогнозом. Это положение применимо, разумеется, только к малочувствительным, но высокоспецифичным биомаркерам. В большинстве работ нет анализа клинических данных тех подгрупп лиц, у которых тест оказался положительным и чувствительным, и подгрупп лиц, у которых он оказался отрицательным.

Литература

1.             Papp M, Altorjay I, Lakatos PL.[Relevance of serologic studies in inflammatory bowel diseases]Orv Hetil.2007;148(19):887-96.

2.             Beaven SW, Abreu MT. Biomarkers in inflammatory bowel disease. Curr Opin Gastroenterol.2004 20(4):318-327

3.             Li X., Conklin L., Alex P New serological biomarkers of inflammatory bowel disease World J Gastroenterol 2008 September 7; 14(33): 5115-5124

4.             Sendid B, Dotan N, Nseir S, et al  Antibodies against Glucan, Chitin, and Saccharomyces cerevisiae Mannan as New Biomarkers of Candida albicans Infection ThatComplement Tests Based on C. albicans Mannan Clinical Vaccine Immun  2008, 15(12) :1868–1877

5.             Sandborn WJ. Serologic markers in inflammatory bowel disease: state of the art. Rev Gastroenterol Disord.2004;4(4):167-74.

6.             Vermeire S, Van Assche G, Rutgeerts P. Laboratory markers in IBD: useful, magic, or unnecessary toys? Gut 2006; 55: 426-431

7.             Nikolaus S, Schreiber S. Diagnostics of inflammatory bowel disease. Gastroenterology 2007; 133: 1670-1689

8.             Cho JH. Inflammatory bowel disease: genetic and epidemiologic considerations. World J Gastroenterol 2008; 14:338-347

9.             Desai D, Faubion WA, Sandborn WJ. Review article: biological activity markers in inflammatory bowel disease. Aliment Pharmacol Ther 2007; 25: 247-255

10.         Langhorst J, Elsenbruch S, Koelzer J, Rueffer A, Michalsen A, Dobos GJ. Noninvasive markers in the assessment of intestinal inflammation in inflammatory bowel diseases: performance of fecal lactoferrin, calprotectin, and PMNelastase, CRP, and clinical indices. Am J Gastroenterol 2008; 103: 162-169

11.         Geenen RW, Hussain SM, Cademartiri F, Poley JW, Siersema PD, Krestin GP. CT and MR colonography: scanning techniques, postprocessing, and emphasis on polyp detection. Radiographics 2004; 24: e18

12.         Schunk K. Small bowel magnetic resonance imaging for inflammatory bowel disease. Top Magn Reson Imaging 2002;13: 409-425

13.         Bruining DH, Loftus EV. Current and future diagnostic approaches: from serologies to imaging. Curr Gastroenterol Rep 2007; 9: 489-496

14.         Van Limbergen J, Russell RK, Nimmo ER, Ho GT, Arnott ID, Wilson DC, Satsangi J. Genetics of the innate immune response in inflammatory bowel disease. Inflamm Bowel Dis2007; 13: 338-355

15.         Schoepfer AM, Trummler M, Seeholzer P, Criblez DH, Seibold F. Accuracy of four fecal assays in the diagnosis of colitis. Dis Colon Rectum 2007; 50: 1697-1706

16.         Konikoff MR, Denson LA. Role of fecal calprotectin as a biomarker of intestinal inflammation in inflammatory bowel disease. Inflamm Bowel Dis 2006; 12: 524-534

17.         Peyrin-Biroulet L, Standaert-Vitse A, Branche J, Chamaillard M. IBD serological panels: facts and perspectives. Inflamm Bowel Dis 2007; 13: 1561-1566

18.         Papp M, Norman GL, Altorjay I, Lakatos PL. Utility of serological markers in inflammatory bowel diseases: gadget or magic? World J Gastroenterol 2007; 13: 2028-2036

19.         Meuwis MA, Fillet M, Chapelle JP, Malaise M, Louis E, Merville MP. New biomarkers of Crohn's disease: serum biomarkers and development of diagnostic tools. Expert RevMol Diagn 2008; 8: 327-337

20.         Kornbluth A, Sachar DB. Ulcerative colitis practice guidelines in adults (update): American College of Gastroenterology, Practice Parameters Committee. Am J Gastroenterol 2004; 99: 1371-1385

21.         Dotan I, Fishman S, Dgani Y, Schwartz M, Karban A, Lerner A, Weishauss O, Spector L, Shtevi A, Altstock RT, Dotan N, Halpern Z. Antibodies against laminaribioside and chitobioside are novel serologic markers in Crohn's disease. Gastroenterology 2006; 131: 366-378

22.         Dotan N, Altstock RT, Schwarz M, Dukler A. Anti-glycan antibodies as biomarkers for diagnosis and prognosis. Lupus 2006; 15: 442-450

23.         Sendid B, Quinton JF, Charrier G, Goulet O, Cortot A, Grandbastien B, Poulain D, Colombel JF. Anti- Saccharomyces cerevisiae mannan antibodies in familial Crohn's disease. Am J Gastroenterol 1998; 93: 1306-1310

24.         Satsangi J, Landers CJ, Welsh KI, Koss K, Targan S, Jewell DP. The presence of anti-neutrophil antibodies reflects clinical and genetic heterogeneity within inflammatory bowel disease. Inflamm Bowel Dis 1998; 4: 18-26

25.         Bossuyt X. Serologic markers in inflammatory bowel disease. Clin Chem 2006; 52: 171-181

26.         Peeters M, Joossens S, Vermeire S, Vlietinck R, Bossuyt X, Rutgeerts P. Diagnostic value of anti-Saccharomyces cerevisiae and antineutrophil cytoplasmic autoantibodies in inflammatory bowel disease. Am J Gastroenterol 2001; 96: 730-734

27.         Papp M, Altorjay I, Dotan N, Palatka K, Foldi I, Tumpek J, Sipka S, Udvardy M, Dinya T, Lakatos L, Kovacs A, Molnar T, Tulassay Z, Miheller P, Norman GL, Szamosi T, Papp J, Lakatos PL. New serological markers for inflammatory bowel disease are associated with earlier age at onset, complicated disease behavior, risk for surgery, and NOD2/CARD15 genotype in a Hungarian IBD cohort. Am J Gastroenterol 2008; 103(3): 665-681

28.         Joossens S, Colombel JF, Landers C, Poulain D, Geboes K, Bossuyt X, Targan S, Rutgeerts P, Reinisch W. Antiouter membrane of porin C and anti-I2 antibodies in indeterminate colitis. Gut 2006; 55: 1667-1669

29.         von Roon AC, Karamountzos L, Purkayastha S, Reese GE, Darzi AW, Teare JP, Paraskeva P, Tekkis PP. Diagnostic precision of fecal calprotectin for inflammatory bowel disease and colorectal malignancy. Am J Gastroenterol 2007; 102: 803-813

30.         Quinton JF, Sendid B, Reumaux D, Duthilleul P, Cortot A, Grandbastien B, Charrier G, Targan SR, Colombel JF, Poulain D. Anti-Saccharomyces cerevisiae mannan antibodies combined with antineutrophil cytoplasmic autoantibodies in inflammatory bowel disease: prevalence and diagnostic role. Gut 1998; 42: 788-791

31.         Koutroubakis IE, Petinaki E, Mouzas IA, Vlachonikolis IG, Anagnostopoulou E, Castanas E, Maniatis AN, Kouroumalis EA. Anti-Saccharomyces cerevisiae mannan antibodies and antineutrophil cytoplasmic autoantibodies in Greek patients with inflammatory bowel disease. Am J Gastroenterol 2001; 96: 449-454

32.         Reese GE, Constantinides VA, Simillis C, Darzi AW, Orchard TR, Fazio VW, Tekkis PP. Diagnostic precision of anti-Saccharomyces cerevisiae antibodies and perinuclear antineutrophil cytoplasmic antibodies in inflammatory bowel disease. Am J Gastroenterol 2006; 101: 2410-2422

33.         Dubinsky MC, Lin YC, Dutridge D, Picornell Y, Landers CJ, Farrior S, Wrobel I, Quiros A, Vasiliauskas EA, Grill B, Israel D, Bahar R, Christie D, Wahbeh G, Silber G, Dallazadeh S, Shah P, Thomas D, Kelts D, Hershberg RM, Elson CO, Targan SR, Taylor KD, Rotter JI, Yang H. Serum immune responses predict rapid disease progression among children with Crohn's disease: immune responses predict disease progression. Am J Gastroenterol 2006; 101: 360-367

34.         Mow WS, Vasiliauskas EA, Lin YC, Fleshner PR, Papadakis KA, Taylor KD, Landers CJ, Abreu-Martin MT, Rotter JI, Yang H, Targan SR. Association of antibody responses to microbial antigens and complications of small bowel Crohn's disease. Gastroenterology 2004; 126: 414-424

35.         Papadakis KA, Yang H, Ippoliti A, Mei L, Elson CO, Hershberg RM, Vasiliauskas EA, Fleshner PR, Abreu MT,Taylor K, Landers CJ, Rotter JI, Targan SR. Anti-flagellin (CBir1) phenotypic and genetic Crohn's disease associations. Inflamm Bowel Dis 2007; 13: 524-530

36.         Spivak J, Landers CJ, Vasiliauskas EA, Abreu MT, Dubinsky MC, Papadakis KA, Ippoliti A, Targan SR, Fleshner PR. Antibodies to I2 predict clinical response to fecal diversion in Crohn's disease. Inflamm Bowel Dis 2006; 12: 1122-1130

37.         Papp M, Altorjay I, Norman GL, Shums Z, Palatka K, Vitalis Z, Foldi I, Lakos G, Tumpek J, Udvardy ML, Harsfalvi J, Fischer S, Lakatos L, Kovacs A, Bene L, Molnar T, Tulassay Z, Miheller P, Veres G, Papp J, Lakatos PL. Seroreactivity to microbial components in Crohn's disease is associated with ileal involvement, noninflammatory disease behavior and NOD2/CARD15 genotype, but not with risk for surgery in a Hungarian cohort of IBD patients. Inflamm Bowel Dis 2007; 13: 984-992

38.         Buhner S, Buning C, Genschel J, Kling K, Herrmann D, Dignass A, Kuechler I, Krueger S, Schmidt HH, Lochs H. Genetic basis for increased intestinal permeability in families with Crohn's disease: role of CARD15 3020insC mutation? Gut 2006; 55: 342-347

39.         Harrer M, Reinisch W, Dejaco C, Kratzer V, Gmeiner M, Miehsler W, Norman GL, Gangl A, Vogelsang H. Do high serum levels of anti-Saccharomyces cerevisiae antibodies result from a leakiness of the gut barrier in Crohn's disease? Eur J Gastroenterol Hepatol 2003; 15: 1281-1285

40.         Arnott ID, Landers CJ, Nimmo EJ, Drummond HE, Smith BK, Targan SR, Satsangi J. Sero-reactivity to microbial components in Crohn's disease is associated with disease severity and progression, but not NOD2/CARD15 genotype. Am J Gastroenterol 2004; 99: 2376-2384

41.         Abreu MT, Taylor KD, Lin YC, Hang T, Gaiennie J, Landers CJ, Vasiliauskas EA, Kam LY, Rojany M, Papadakis KA, Rotter JI, Targan SR, Yang H. Mutations in NOD2 are associated with fibrostenosing disease in patients with Crohn's disease. Gastroenterology 2002; 123: 679-688

42.         Devlin SM, Yang H, Ippoliti A, Taylor KD, Landers CJ, Su X, Abreu MT, Papadakis KA, Vasiliauskas EA, Melmed GY, Fleshner PR, Mei L, Rotter JI, Targan SR. NOD2 variants and

43.         antibody response to microbial antigens in Crohn's disease patients and their unaffected relatives. Gastroenterology 2007; 132: 576-586

44.         Dassopoulos T, Nguyen GC, Bitton A, Bromfield GP, Schumm LP, Wu Y, Elkadri A, Regueiro M, Siemanowski B, Torres EA, Gregory FJ, Kane SV, Harrell LE, Franchimont

45.         D, Achkar JP, Griffiths A, Brant SR, Rioux JD, Taylor KD, Duerr RH, Silverberg MS, Cho JH, Steinhart AH. Assessment of reliability and validity of IBD phenotyping within the National Institutes of Diabetes and Digestive and Kidney Diseases (NIDDK) IBD Genetics Consortium

46.         (IBDGC). Inflamm Bowel Dis 2007; 13: 975-983

47.         Seibold F, Stich O, Hufnagl R, Kamil S, Scheurlen M. Anti- Saccharomyces cerevisiae antibodies in inflammatory bowel disease: a family study. Scand J Gastroenterol 2001; 36: 196-201

48.         Israeli E, Grotto I, Gilburd B, Balicer RD, Goldin E, Wiik A, Shoenfeld Y. Anti-Saccharomyces cerevisiae and antineutrophil cytoplasmic antibodies as predictors ofinflammatory bowel disease. Gut 2005; 54: 1232-1236

49.         Hisabe T, Matsui T, Sakurai T, Murakami Y, Tanabe H, Matake H, Yao T, Kamachi S, Iwashita A. Anti- Saccharomyces cerevisiae antibodies in Japanese patients with inflammatory bowel disease: diagnostic accuracy and clinical value. J Gastroenterol 2003; 38: 121-126

50.         Lawrance IC, Murray K, Hall A, Sung JJ, Leong R. A prospective comparative study of ASCA and pANCA in Chinese and Caucasian IBD patients. Am J Gastroenterol 2004; 99: 2186-2194

51.         Magro F, Araujo F, Pereira P, Meireles E, Diniz-Ribeiro M, Velosom FT. Soluble selectins, sICAM, sVCAM, and angiogenic proteins in different activity groups of patients with inflammatory bowel disease. Dig Dis Sci 2004; 49:1265-1274

52.         Herrlinger K, Stange EF. [Azathioprine in chronic inflammatory bowel diseases. Evidence base] Med Klin (Munich) 2000; 95: 201-206

53.         Herrlinger KR, Dittmann R, Weitz G, Wehkamp J, Ludwig D, Schwab M, Stange EF, Fellermann K. Serum procalcitonin differentiates inflammatory bowel disease and self-limitedcolitis. Inflamm Bowel Dis 2004; 10: 229-233

54.         Ferrante M, Henckaerts L, Joossens M, Pierik M, Joossens S, Dotan N, Norman GL, Altstock RT, Van Steen K, Rutgeerts P, Van Assche G, Vermeire S. New serological markers in inflammatory bowel disease are associated with complicated disease behaviour. Gut 2007; 56: 1394-1403

55.         Pang Z, Otaka K, Maoka T, Hidaka K, Ishijima S, Oda M, Ohnishi M. Structure of beta-glucan oligomer from laminarin and its effect on human monocytes to inhibit theproliferation of U937 cells. Biosci Biotechnol Biochem 2005; 69: 553-558

56.         Schwarz M, Spector L, Gargir A, Shtevi A, Gortler M, Altstock RT, Dukler AA, Dotan N. A new kind of carbohydrate array, its use for profiling antiglycan antibodies, and the discovery of a novel human cellulose-binding antibody. Glycobiology 2003; 13: 749-754

57.         Schwarz M, Spector L, Gortler M, Weisshaus O, Glass- Marmor L, Karni A, Dotan N, Miller A. Serum anti- Glc(alpha1,4)Glc(alpha) antibodies as a biomarker for relapsing-remitting multiple sclerosis. J Neurol Sci 2006; 244: 59-68

58.         Simondi D, Mengozzi G, Betteto S, Bonardi R, Ghignone RP, Fagoonee S, Pellicano R, Sguazzini C, Pagni R, Rizzetto M, Astegiano M. Antiglycan antibodies as serological markers in the differential diagnosis of inflammatory bowel disease. Inflamm Bowel Dis 2008; 14: 645-651

59.         Henckaerts L, Pierik M, Joossens M, Ferrante M, Rutgeerts P, Vermeire S. Mutations in pattern recognition receptor genes modulate seroreactivity to microbial antigens in patients with inflammatory bowel disease. Gut 2007; 56:1536-1542

60.         Lakatos PL, Altorjay I, Mandi Y, Lakatos L, Tumpek J, Kovacs A, Molnar T, Tulassay Z, Miheller P, Palatka K, Szamosi T, Fischer S, Papp J, Papp M. Interaction between seroreactivity

61.         to microbial antigens and genetics in Crohn's disease: is there a role for defensins? Tissue Antigens 2008; 71: 552-559

62.         BrowningBL, AnneseV, BarclayML, BinghamSA,BrandS, BuningC, CastroM, CucchiaraS, DallapiccolaB, DrummondH, FergusonLR, FerrarisA, FisherSA, GearryRB, GlasJ, HenckaertsL, HuebnerC, KnafelzD, LakatosL, LakatosPL, LatianoA, LiuX, MathewC, Muller- MyhsokB, NewmanWG, NimmoER, NobleCL, PalmieriO, ParkesM, PetermannI, RutgeertsP, SatsangiJ, ShellingAN, SiminovitchKA, TorokHP, TremellingM, VermeireS, ValvanoMR, WittH. Gender-stratifiedanalysisofDLG5 R30Qin4707 patientswithCrohndiseaseand4973 controlsfrom12 Caucasiancohorts. J Med Genet 2008; 45: 36-42

63.         Molnar T, Hofner P, Nagy F, Lakatos PL, Fischer S, Lakatos L, Kovacs A, Altorjay I, Papp M, Palatka K, Demeter P, Tulassay Z, Nyari T, Miheller P, Papp J, Mandi Y, Lonovics J. NOD1 gene E266K polymorphism is associated with disease susceptibility but not with disease phenotype or NOD2/CARD15 in Hungarian patients with Crohn's disease. Dig Liver Dis 2007; 39: 1064-1070

64.         Vandewalle-El Khoury P, Colombel JF, Joossens S, Standaert-Vitse A, Collot M, Halfvarson J, Ayadi A, Landers CJ, Vermeire S, Rutgeerts P, Targan SR, Chamaillard M, Mallet JM, Sendid B, Poulain D. Detection of antisynthetic mannoside antibodies (ASigmaMA) reveals heterogeneity in the ASCA response of Crohn's disease patients and contributes to differential diagnosis, stratification, and prediction. Am J Gastroenterol 2008; 103: 949-957

65.         Sakiyama T, Fujita H, Tsubouchi H. Autoantibodies against ubiquitination factor E4A (UBE4A) are associated with severity of Crohn's disease. Inflamm Bowel Dis 2008; 14: 310-317

66.         Lehrke M, Konrad A, Schachinger V, Tillack C, Seibold F, Stark R, Parhofer KG, Broedl UC. CXCL16 is a surrogate marker of inflammatory bowel disease. Scand J Gastroenterol 2008; 43: 283-288

67.         Broedl UC, Schachinger V, Lingenhel A, Lehrke M, Stark R, Seibold F, Goke B, Kronenberg F, Parhofer KG, Konrad- Zerna A. Apolipoprotein A-IV is an independent predictor of disease activity in patients with inflammatory bowel disease. Inflamm Bowel Dis 2007; 13: 391-397

68.         Konrad A, Lehrke M, Schachinger V, Seibold F, Stark R, Ochsenkuhn T, Parhofer KG, Goke B, Broedl UC. Resistin is an inflammatory marker of inflammatory bowel disease in humans. Eur J Gastroenterol Hepatol 2007; 19: 1070-1074

69.         Gough PJ, Garton KJ, Wille PT, Rychlewski M, Dempsey PJ, Raines EW. A disintegrin and metalloproteinase 10-mediated cleavage and shedding regulates the cell surface expression of CXC chemokine ligand 16. J Immunol 2004; 172: 3678-3685

70.         Vowinkel T, Mori M, Krieglstein CF, Russell J, Saijo F, Bharwani S, Turnage RH, Davidson WS, Tso P, Granger DN, Kalogeris TJ. Apolipoprotein A-IV inhibits experimental colitis. J Clin Invest 2004; 114: 260-269

71.         Bokarewa M, Nagaev I, Dahlberg L, Smith U, Tarkowski A. Resistin, an adipokine with potent proinflammatory properties. J Immunol 2005; 174: 5789-5795

72.         Seow CH, Stempak JM, Xu W, Lan H, Griffiths AM, Greenberg GR, Steinhart AH, Dotan N, Silverberg MS. Novel anti-glycan antibodies related to inflammatory bowel disease diagnosis and phenotype.Am J Gastroenterol.2009;104(6):1426-1434.

73.         RiederF, SchlederS, WolfA, DirmeierA, StrauchU, ObermeierF, LopezR, SpectorL, FireE, YardenJ, RoglerG, DotanN, KleblF.  Association of the novel serologic anti-glycan antibodies anti-laminarin and anti-chitin with complicated Crohn's disease behavior. Inflamm Bowel Dis.2010;16(2):263-74.

74.         Rieder F, Schleder S, Wolf A, Dirmeier A, Strauch U, Obermeier F, Lopez R, Spector L, Fire E, Yarden J, Rogler G, Dotan N, Klebl F. Serum anti-glycan antibodies predict complicated Crohn's disease behavior: A cohort study. Inflamm Bowel Dis.2009 Dec 18.

Друзья:

VIMANA.su уфология и палеоконтакт
Мини-юбка.ru