как нас найти          о лаборатории          направление и прейскурант СПбГМУ          Публикации          Вакансии          Задать вопрос!          полезные ссылки          

  Аутоиммунные заболевания
     Аутоиммунные заболевания, определение
     Аутоиммунные заболевания, эпидемиология
     Аутоантитела при аутоиммунных процессах
     Аутоиммунные заболевания, диагностика
     Клиническая лабораторная эпидемиология
  Системные ревматические заболевания
     Антинуклеарные антитела (АНА)
     Классификация и методы определения АНА
     Антинуклеарный фактор (АНФ) и тип свечения
     Антинуклеарный фактор на клеточной линии HEp-2 (код 01.02.15.005)
     Антитела к экстрагируемому нуклеарному антигену ENA (код 01.02.15.160)
     Скрининг болезней соединительной ткани (код 01.02.15.245)
     Антитела к двуспиральной дсДНК (дсДНК-NcX), тест второго поколения (тест 01.02.15.125)
     Антитела к нуклеосомам, тест второго поколения (код 01.02.15.425)
     Обследование при СКВ (системной красной волчанке) код 01.02.15.230
     Дифференциальная диагностика СКВ и других ревматических заболеваний (код 01.02.15.430)
     Иммуноблот антинуклеарных антител (код 01.02.15.165)
     Иммуноблот антинуклеарных антител при склеродермии (код 01.02.15.535)
     DAT/Кумбс: скрининг полиспецифических агглютининов (код 01.02.15.890)
     DAT/Кумбс: профиль моноспецифических агглютининов (код 01.02.15.895)
     Холодовые агглютинины (код 01.02.15.900)
  Ревматоидный артрит и артропатии
     Диагностика ревматоидного артрита, критерии
     Диагностика ювенильного артрита
     Диагноз серонегативных артропатий
     АЦЦП анализ: Антитела к циклическому цитруллиновому пептиду, АЦЦП/ССP/ACPA (код 01.02.15.080)
     Антитела к модифицированному цитруллинированному виментину), АМЦВ/ MCV (код 01.02.15.405)
     Ревматоидный фактор (РФ), общее содержание (код 01.02.15.405)
     Антикератиновые антитела, АКА (код 01.02.15.065)
     Ревматоидный фактор класса IgA (код 01.02.15.585)
     Скрининг ревматоидного артрита (код 01.02.15.410)
     Типирование гена HLA B27 (код 01.02.15.530)
     Кристаллы в синовиальной жидкости: диагностика микрокристаллических артопатий (код 01.02.15.385)
  Антифосфолипидный синдром (АФС), патогенез и диагностика
     Критерии диагностики антифосфолипидного синдрома
     Антитела к кардиолипину (АКЛА) классов IgG и IgM (код 01.02.15.145)
     Антитела к бета-2 гликопротеину (код 01.02.15.225)
     Антитела к фосфатидилсерину-протромбину (PS-PT) код 01.02.15.615
     Антитела к аннексину V (А5), классов IgG и IgM
     Антитела к тромбоцитам класса IgG
     Иммуноблот антифосфолипидных антител IgG/IgM (код 01.02.15.875)
  Диагностика васкулитов и поражения почек, Антитела к цитоплазме нейтрофилов
     Классификация первичных васкулитов
     Диагностика васкулитов крупных сосудов
     Диагностика гранулематозных васкулитов
     Диагноз иммунокомплексных васкулитов
     Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА/ANCA) класса IgG (код 01.02.15.010)
     Антитела к эндотелию на клетках HUVEC (код 01.02.15.395)
     Антитела к протеиназе 3 (ПР-3/PR-3) класса IgG, код 01.02.15.140
     Антитела к миелопероксидазе (МПО), код 01.02.15.135
     Антитела к антигенам антинейтрофильных антител ANCA-панель (код 01.02.15.415)
     Диагностика гранулематозных васкулитов (код 01.02.15.035)
     Антитела к базальной мембране клубочка (код 01.02.15.085)
     Диагностика быстропрогрессирующего гломерулонефрита (код 01.02.15.090)
     Антитела к C1q фактору комплемента (код 01.02.15.365)
     Антитела к рецептору фосфолипазы А2 (PLA2R), диагностика мембранозного гломерулонефрита
     Антинейтрофильные антитела
  Аутоиммунные заболевания легких и сердца
     Активность АПФ (Ангиотензин-превращающий фермента), диагностика саркоидоза, код 01.02.15.370)
     Неоптерин в сыворотке крови (код 01.02.15.470)
     Антитела к миокарду (код 01.02.15.170)
     Диагностика воспалительных миокардиопатий (код 01.02.15.335)
  Аутоиммунные заболевания печени
     Антитела к гладким мышцам (F-актину), код 01.02.15.040
     Антитела к микросомам печени почек, LKM-1 (код 01.02.15.045)
     Антитела к митохондриям АМА (М1-М9), код 01.02.15.045
     Антитела к асиалогликопротеиновому рецептору (anti-ASGPR) класса IgG (01.02.15.635)
     Скрининг аутоиммунного поражения печени (01.02.15.060)
     Иммуноблот аутоантител при аутоиммунных заболеваниях печени (код 01.02.15.306)
     Развернутая серология аутоиммунных заболеваний печени
  Целиакия лабораторная диагностика, анализы у детей и взрослых
     Целиакия (глютеновая энтеропатия), определение и история описания
     Генетика целиакии - типирование HLA-DQ2 и HLA-DQ8 (тест 01.02.15.431) для определения риска целиакии
     Антитела к тканевой трансглютаминазе (ТТГ) класса IgA (TG2) код 01.02.15.190
     Антитела к тканевой трансглютаминазе класса IgG (код 01.02.15.185)
     Антитела к глиадину (дезаминированные пептиды глиадина) класса IgG (код 01.02.15.175)
     Морфология и клинические проявлении целиакии
     Распространенность и эпидемиология целиакии
     Антитела и критерии диагностики целиакии
     Антитела к эндомизию IgA (код 01.02.15.195)
     Антитела к дезамидированным пептидам глиадина (ДПГ) класса IgA (код 01.02.15.180)
     Антитела к ретикулину классов IgA и IgG (код 01.02.15.200)
     Скрининг целиакии (код 01.02.15.211)
     Серологическая диагностика (уточнение диагноза) целиакии (код 01.02.15.215)
     Полное обследование при целиакии, развернутая серология (код 01.02.15.221)
     Диагностика целиакия без боли у детей и взрослых
  Аутоиммунный гастрит и лактазная недостаточность
     Антитела к обкладочным (париетальным) клеткам желудка (код 01.02.15.050)
     Антитела к внутреннему фактору (фактору Кастла), код 01.02.15.545
     Диагностика аутоиммунного гастрита и пернициозной анемии (код 01.02.15.610)
     Альфа 1-антитрипсин в стуле, кишечная потеря белка
  Поражения ЖКТ, болезнь Крона, язвенный колит и аутоиммунный панкреатит
     Аутоиммунные заболевания и онкологические заболевания ЖКТ
     Скрытая кровь в стуле (FOB) в диагностике колоректального рака
     НПВС энтеропатия и фекальные биомаркеры
     Кальпротектин фекальный и другие биомаркеры воспаления при ВЗК
     Фекальный кальпротектин (код 01.02.15.550)
     Гемоглобин в стуле - FOBT (код 01.02.15.720)
     Скрининг заболеваний желудочно-кишечного тракта - FOBT и кальпротектин (код 01.02.15.735)
     Антитела к Saccharomyces cerevisiae (ASCA) и другие антигликановые антитела
     Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) при ВЗК
     ASCA анализ: Антитела к сахаромицетам класса IgG (код 01.02.15.250)
     Антитинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) класса IgA (код 01.02.15.460)
     Диагностики болезни Крона и язвенного колита (код 01.02.15.256)
     Антитела к бокаловидным клеткам кишечника
     Антитела к экзокринной части поджелудочной железы
     Антитела к GP2 антигену классов IgG и IgA
     IgG4-ассоциированный аутоиммунный панкреатит
     IgG4-ассоциированные заболевания: панкреатит, сухой синдром, ретроперитонеальный фиброз (болезнь Ормонда), тиреоидит (болезнь Риделя)
     Иммуноглобулин подкласс IgG4, диагностика аутоиммунного панкреатита (код 01.02.15.540)
  Аутоиммунные неврологические заболевания
     Олигоклональный иммуноглобулин IgG в ликворе и сыворотке крови (код 01.02.15.155)
     Антитела к аквапорину 4, диагностика оптиконевромиелита (болезни Девика) код 01.02.15.575
     Антитела к NMDA глютаматному рецептору
     Антинейрональные антитела, иммуноблот (код 01.02.15.400)
     Антитела к ганглиозидам, иммуноблот (код 01.02.15.620)
     Антитела к ацетилхолиновым рецепторам, АхР, AchR (код 01.02.15.625)
     Антитела к скелетным мышцам (код 01.02.15.115)
     Иммуноблот антител при полимиозите (код 01.02.15.320)
     Антитела к миелину (код 01.02.15.695)
  Аутоиммунные эндокринопатии
     Стимулирующие антитела к рецептору ТТГ (тиреотропного гормона), код 01.02.15.270
     Антитела к антигенам островковых клеток (GAD/IA2), код 01.02.15.570
     Антитела к островковым клеткам (ICA) код 01.02.15.570
     Антитела к инсулину, эндогенному (код 01.02.15.555)
     Антитела к глютаматдекарбоксилазе (GAD), код 01.02.15.560
     Антитела к тирозин-фосфатазе (IA-2), код 01.02.15.565
     Антитела к стероидпродуцирующим клеткам надпочечника (код 01.02.15.120)
     Антитела к стероид-продуцирующим клеткам яичка (код 01.02.15.445)
  Аутоиммунные заболевания и биопсия кожи
     Антитела к десмосомам (код 01.02.15.100)
     Антитела к базальной мембране кожи (код 01.02.15.105)
     Диагностика буллезных дерматозов (код 01.02.15.110)
     Антитела к десмоглеину-1 (код 01.02.15.590)
     Антитела к десмоглеину 3 (код 01.02.15.595)
     Антитела к белку ВР 180 (код 01.02.15.600)
     Антитела к белку ВР230 (код 01.02.15.605)
  Парапротеинемии и иммунофиксация
     Парапротеин, его свойства
     Миелома и другие парапротеинемии
     Скрининг парапротеинов (М-градиента) в сыворотке крови, иммунофиксации с поливалентной сывороткой (код 01.02.15.420)
     Иммунофиксация парапротеина (M-градиента) сыворотки крови с панелью антисывороток (IgG/A/M/E/D/k/l), код 01.02.15.655
     Свободные легкие цепи иммуноглобулинов при парапротеинемиях
     Диагностика амилоидоза: аспираты подкожного жира и мониторинг амилоидоза
  Биомаркеры аутоиммунных заболеваний
     Иммунные комплексы IgG, связывающие C1q
     Общая гемолитическая способность сыворотки (CH-50)
     Выявление иммунокомплексной патологии (С1q-ИК и СН-50)
     Ингибитор С1 эстеразы (С1INH)
     Определение неоптерина в сыворотке крови (тест 01.02.15.470)
  Нейрогенетика и генетика наследственных заболеваний
     Нейрогенетика и наследственные заболевания
     Экспансионные заболевания в неврологии и экспансии нуклеотидных повторов
     Диагностика болезни Гентингтона (код 01.02.15.750)
     Гентингтоноподобные заболевания 2-го (код 01.02.15.820) и 4-го (код 01.02.15.825) типов
     Дентаторубропаллидолюисова атрофия (ДРПЛА) - (код 01.02.15.830)
     Синдром ломкой Х-хромосомы, Синдром Мартина-Белла (код 01.02.15.880)
     Атаксия Фридрейха (код 01.02.15.755)
     Синдром тремора-атаксии (код 01.02.15.880)
     Миотоническая дистрофия 1 типа (01.02.15.745)
     Миотоническая дистрофия 2 типа (код 01.02.15.740)
     Окулофарингеальная миодистрофия (код 01.02.15.255)
     Спинальная мышечная атрофия, ассоциированная с геном SMN1 (код 01.02.15.860)
     Болезнь Кеннеди (код 01.02.05.250)
     Наследственный боковой амиотрофический склероз (код 01.02.15.860)
     Наследственная периферическая невропатия Шарко-Мари-Туза (код 01.02.15.765)
     Наследственная невропатия с подверженностью параличу от сдавления (код 01.02.15.765)
     Аутосомно-доминантные спиноцеребеллярные атаксии
     Первичная дистония 1 типа (код 01.02.15.855)
     Генетические аспекты задержки развития и нарушения интеллектуальных функций (коды 01.02.05.300; 01.02.05.330; 01.02.05.295;01.02.15.880; 01.02.05.290)
     Выявление субтеломерных делеций и анеуплоидий (код теста 01.02.05.330)
     Моногенные причины отставания развития (код тестов 01.02.15.880 и 01.02.15.290)
     Диагностика основных микродупликационных и микроделеционных синдромов (код теста 01.02.05.300)
     Генетика тромбофилии: выявление полиморфизмов генов F2, F5, F7, F13, FGB, ITGA2, ITGB3, PAI-1 (код 01.02.05.270)


для медицинских работников:
подписаться на рассылку

зарегистрируйте свою электронную почту на сайте и получайте дополнительные информационные материалы по аутоиммунной диагностике


Вход на сайт
Логин:
Пароль:

зарегистрироваться вспомнить пароль


где сдать анализ крови на тест анализы спб СПб инвитро Петербург Питер на целиакию аутоиммунные заболевания аутоантитела аутоиммунная диагностика Лапин autoimmun антиядерные лабораторная антинуклеарный фактор антинуклеарные антитела HEp-2 тип волчанка свечения амилоидоз склеродермия иммуноблот ревматоидный цитруллиновый расшифровка экстрагируемые скрининг заболевания смешанное системная СКВ артрит дсДНК CCP ССР АЦЦП саркоидоз антинейтрофильные криоглобулины гранулематозные АНФ АНЦА ANCA ENA иммунофиксация васкулиты Крона целиакия аутоиммунный печени язвенный колит глиадину трансглутаминазе стероидпродуцируюшим Вегенера яичника эндокринопатии пузырные пузырчатка пемфигоид рассеянный склероз миастения миелина белок олигоклональный изоэлектрофокусирования IgG IgA IgM легкие цепи полиневрит ганглиозидам полимиозит парапротеин миелома неоптерин островковые GAD антимитохондриальные гладкие скелетные мышцы ASCA колит антигену фосфолипидный синдром кардиолипину фосфолипидам гликопротеину нуклеосомам SSA SSB RNP Sm CENT Scl Jo-1 АМА антикератиновые антиперинуклеарный MCV LKM-1 рецептору иммунофлюоресценция ИФА иммунологическая лаборатория университет санкт-петербург павлова Чардж-Стросса полиангиит микрокристаллические первичный билиарный цирроз трансглутаминаза трансглютаминаза критерии ревматоидного артрита 2010 года СПб Питер Петербург нейрогенетика

Что ищут на нашем сайте:

Коулулограмма, лечение, cl difficile, 004100, фактор 5, комплимент, протеин 14 3 3, 01 02 15 451, С3 ИС4 системы комплимента, иммуноблот антинуклеарных антител, антитела к пируват декарбоксилазн, PM1, т лимфоц, тромбомодулитн, анализ крови на скрининг целиакии, скачать направление, определенние экспансии при болезн, Аглютинины, ревматоидный факор, 01 02 15 460, иммунология.

Поражения ЖКТ, болезнь Крона, язвенный колит и аутоиммунный панкреатит
Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) при ВЗК

Текущая концепция патогенеза воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК) включает взаимодействие индивидуальных особенностей толерантности иммунной системы организма, внешних факторов и микрофлоры кишечника. При ВЗК тканевое повреждение опосредовано иммунной системой, хотя конкретные механизмы все еще неясны и могут оказаться комплексными или значительно варьировать у разных людей. Множество иммунно-опосредованных гуморальных и клеточных патогенетических феноменов было выявлено как на системном, так и на локальном (кишечном) уровне при ВЗК. В течении последних трех десятилетий было обнаружено множество серологических маркеров применительно в ВЗК, некоторые из них могут быть использованы для дифференциальной диагностики неспецифического язвенного колита (НЯК/ЯК) и болезни Крона (БК), включая антигликановые антитела (1), антипанкреатические антитела (2), анти-эритроцитарные антитела (3) антинейтрофильные и анти-эндотелиальные антитела (4) , антиперстневидноклеточные антитела (5) и антибактерицидные/ повышающие проницаемость белковые антитела (6), а также ряд других серологических маркеров.

Первым исследованным антителом при ВЗК явилось антитела к Saccharomyces cerevisiae (ASCA), которые были описаны еще в 1988 года. Эти антитела направлены против белка фосфопептидоманнана (или галактоманнана) клеточной стенки S. cerevisiae, т.е. пекарских дрожжей. Антитела ASCA находят с частотой от 50% до 70% у пациентов с БК (Gupta SK, Fitzgerald JF, Croffie JM, et al 2004 ).

Начиная с 1990-х годов были опубликованы данные, что 60-80% взрослых и детей с ЯК обнаруживает положительный тест на перинуклеарный тип антинейтрофильных цитоплазматические антитела (пАНЦА) в сыворотке крови (LinskensRK, Mallant-HentRC, GroothuisminkZM, etal.2002 NakamuraRM, MatsutaniM, BarryM. 2003)

Перинуклеарный тип антинейтрофильных цитоплазматических антител (пАНЦА)

Известно, что антинейтрофильные цитоплазматические антитела (ANCA/АНЦА) представляют собой гетерогенную группу антител, целевыми антигенами которых являются азурофильные гранулы полиморфноядерных лейкоцитов. АНЦА первоначально были обнаружены в сыворотке у больных с гранулематозом Вегенера. При использовании метода непрямой иммунофлюоресценции (нРИФ) сыворотки крови пациентов с гранулематозом Вегенера содержат аутоантитела, которые реагируют с цитоплазмой нейтрофильных гранулоцитов,  фиксированных этанолом. Существует несколько типов флюоресценции, по аналогии с антинуклеарным факторам на Нер-2 клетках (см. соответствующий раздел).  При гранулематозе Вегенера в нРИФ обычно выявляется цитоплазматический тип свечения цитоплазмы нейтрофила (так называемый цитоплазматический тип АНЦА или цАНЦА). Антиген, распознаваемый цАНЦА, представлен протеиназой-3, входящей в состав азурофильных гранул гранулоцитов (6). Второй тип АНЦА, характеризующийся перинуклеарным типом окрашивания при проведении реакции нРИФ (так называемый перинуклеарный тип АНЦА или пАНЦА) изначально был выявлен у больных с другими формами васкулитов и гломерулонефрититах. Первым антигеном, против которого были направлены пАНЦА, была миелопероксидаза, еще один компонент в составе азурофильных гранул нейтрофилов (7).

Позднее АНЦА были обнаружны в сыворотке пациентов с различными хроническими идиопатическими воспалительными состояниями. При этих расстройствах находят АНЦА перинуклеарного типа (пАНЦА), однако антигеном является не миелопероксидаза. Был выявлен целый ряд цитоплазматических белков в качестве целевых антигенов АНЦА, включающих бактерицидный/ повышающий проницаемость белок, лактоферрин, катепсин G, эластаза и лизоцим (8). Некоторые антигены АНЦА локализованы непосредственно в цитоплазме и не в пределах азурофильных гранул, например , альфа-энолаза и каталаза. Другие мишени АНЦА локализованы в ядре, например, не-гистон хромосомальные протеины HMG 1 и 2. Это позволило описать так называемый ядерно-специфический тип АНЦА (GS-ANA). Были также выявлены атипичный вариант АНЦА (или хАНЦА), который приводит к диффузному цитоплазматическое окрашиванию с перинуклеарным усилением (9).

В 1990 году две различные группы исследователей опубликовали данные о высокой встречаемости АНЦА в сыворотках больных с НЯК, составляющей от 84% и 54% соответственно (10,11). После этого многочисленные публикации также подтвердили эти данные в различных популяциях (12). Кроме того, АНЦА были также обнаружены при БК, хотя с более низкой частотой (10-20%), при первичном склерозирующем холангите (50-85%), заболевании тесно ассоциированом с НЯК (13). Идентификация специфичного антигена, распознаваемого АНЦА при ВЗК, дала довольно неоднозначные результаты (5). Антитела к протеиназе-3 и миелопероксидазе редко обнаруживаются в сыворотке ВЗК пациентов. Цитозольные энзимы каталаза и альфа-энолаза, а также лактоферрин, эластаза, катепсин G, бактерицидный/ повышающий проницаемость белок были описаны, как антигены при НЯК и БК (5,14). Кроме того, при ВЗК были выявлены антитела к нескольким ядерным антигенам, а именно, к гистону 1 и ядерному не-гистон хромосомальному протеину (15). Ряд авторов называют основной мишенью АНЦА при ВЗК комплексы ДНК-лактоферрин, которые формируются при деградации ядра под действием этанола.

Сывороточные АНЦА, как полагают, отражает продукцию АНЦА слизистой, поскольку был установлен факт продукции АНЦА непосредственно в слизистой толстой кишки (16). Эти данные указывают, что распознавание антигена(нов) в слизистой сопровождается локальной продукцией АНЦА. Но, в то время, существует значительно количество экспериментальных и клинических данных относительно патофизиологических механизмов при гранулематозных васкулитах, в которых участвуют антитела к протеиназа-3 и миелопероксидазе, то патогенетическое значение АНЦА при ВЗК менее очевидно. Большинство целевых антигенов АНЦА играют физиологическую роль в антимикробной системе фагоцитов. Поскольку антигены АНЦА являются компонентами гранул нейтрофилов, то главный фокус их действия приходится на функцию нейтрофилов. Установлено , что связывание АНЦА с антигенами реализуется при дегрануляции  нейтрофилов с формированием экстрацеллюлярных ловушек (NETs), продукции радикалов кислорода и в стимуляции воспаления (8).

Золотым стандартом для определения АНЦА в настоящее время признается непрямая иммунофлюоресценция на этанол-фиксированных нейтрофилах (тесты 01.02.15.010 и 01.02.15.460), в комбинации  комбинируемая с определением антигенной направленности антител с помощью ИФА (тесты 01.02.15.415) (17). Чувствительность этих методов варьирует при разных состояниях и в разных лабораториях.

Антитела против галактоманнана или Saccharomyces cerevisiae antibodies (ASCA)

Повышенные уровня антител на пищевые или бактериальные антигены как при БК, так и ЯК отмечаются достаточно часто, что приписывалось повышенной абсорбции антигенов в воспаленной слизистой кишки. Так и антитела к Sacharomyces cerevisiae были обнаружены более 20 лет назад в ходе исследований предполагаемого пищевого антигена, вовлекаемого в патогенез БК. Антитела против галактоманнана стенки бейкеровских дрожжей (anti-Saccharomyces cerevisiae antibodies, ASCA– англ.) являются одним из маркеров, выявленных в большой подгруппе пациентов с болезнью Крона(Main J, McKenzie H, Yeaman GR, et al. 1988; Seibold F, Stich O, Hufnagl R, et al. 2001). В своем оригинальном сообщении Main et al. (18) показали, что антитела к S.сerevisae классов IgG и IgAприсутствуют в высоких титрах у пациентов с БК, но не у пациентов с ЯК или у контрольной группы. Последующие сообщения подтвердили данные Main et al. Стандартом выявления антител является ИФА с галактоманнаном - полисахаридом, состоящим из маннозы и входящим в состав стенок растительных клеток и дрожжей, в качестве антигена, однако может также использоваться метод нРИФ. ASCA были обнаружены у 60-70% пациентов с БК, у 10-15% пациентов с ЯК и у 0-5% контрольных субъектов (19-23).

Антигенная структура мишеней ASCA была более детально исследована Heelan c сотр. (24), которые представили доказательства, что ASCA распознают эпитоп высокого молекулярного веса, присутствующий в необработанных пекарских дрожжах S. cerevisae, состав которого идентичен маннано-протеину стенки дрожжевых клеток. Маннан стенки дрожжей (фосфопептидоманнан) представляет собой 200 kDa водорастворимый компонент гликопротеина, который может быть эстрагирован автоклавированием.

Sendid с соавторами (Sendid B, Colombel JF, Jacquinot PM, etal. 1996)  выяснил, в последующем, что эпитопом для ASCA является фосфопептидоманнан с α-1,3 маннозой (α -1,2 mannose,α -1,2 mannose)n(n=1 или 2) сахарными остатками. Поэтому главный эпитоп ASCA является «гаптеном», который может быть экспрессирован на различных мишенях, в том числе микроорганизмов, далеких от непатогенных дрожжевых грибков Saccharomyces cerevisiae.

Последовательное химическое разложение большинства реактивных  фосфопептидоманнанов продемонстрировало, что наиболее важный полисахаридный эпитоп может быть разделен на кислото-стабильный и щелоче-лабильный домены и был окончательно идентифицирован как олигосахарид маннотетраоза (25).

В отличие от пАНЦА, ASCA, строго говоря, не является разновидностью аутоантител, но скорее представлена антителами против бактериальных или дрожжевых образцов. Sacharomyces cerevisiae являются дрожжами, обычно используемыми в пищевой индустрии для выпечки и пивоварения, и, вероятно, не связаны напрямую с патогенезом БК. Подобные дрожжи являются распространенным микроорганизмом, который не вызывает какие-то заболевания у людей. Наличие ASCA у больных с ВЗК может быть результатом ответа как на антигены Sacharomyces cerevisiae самих по себе или на другие неустановленные антиген(ы), перекрестно реагирующие с S. cerevisiae антигенами. Мало известно, относительно происхождения ASCA, но эти антитела четко отражают нарушенную иммунную чувствительность у БК пациентов (KonradA, RuttenC, FlogerziB, etal2004). Характерно, что ASCAчаще возникают у пациентов с дефицитом маннанового пути активации комплемента, т.е. у MBL-дефицитных больных (SeiboldF, KonradA, FlogerziB, etal.2004). Тем не менее, первоначальные исследования фокусировались на изучении специфичных эпитопов ASCA больше, чем на их возникновении. McKenzieetal(McKenzieH, ParrattD, MainJ, etal. 1992) выявили значительную перекрестную реактивность ASCA-позитивных сывороток от БК пациентов между определенными субштаммами S. cerevisiaeиCandidaalbicans, используя необработанные препараты антигенов после тепловой  инактивации дрожжей. Позднее кандидозная гипотеза происхождения ASCAбыла дополнена экспериментами на кроликах (Standaert-VitseA, JouaultT, VandewalleP, etal. 2006 ). Показано, что ASCA могут быть вызваны у Candidaalbicans-инфицированных кроликов, но не мышей, подтверждая их потенциально перекрестно-реагирующую природу которая зависит от особенностей организма хозяина (Standaert-VitseA, JouaultT, VandewalleP, etal. 2006; SchafferT, MuЁllerS, FlogerziB, Seibold-Schmid B et al 2007).

Согласно эти исследованиям ASCA может индуцироваться не безвредными S. cerevisiae, а факультативно патогенными дрожжами C. albicansв связи с идентичными антигенными детерминантами с S. cerevisiae. Важно, что в то время как некоторые маннозные цепи различаются между штаммами дрожжей, те, которые формируют ASCA эпитоп, представляются абсолютно сходными между C.albicans и S.сerevisiae (Martinez-EsparzaM, SarazinA, JouyN, etal.2006). Возможно, что антитела к Saccharomyces cerevisiae  (ASCA) обнаруживаются у пациентов БК, которые утрачивают толерантность против антигенов комменсалов.

В настоящее время для лабораторной рутине имеется значительно количество реактивов для определения ASCA разных производителей. При этом используются различные штаммы S. cerevisiae и процессы очистки, а также разные условия и отдельные нормативы. Однако результаты  определения ASCA методом ИФА четырех разных производителей оказались согласованы достаточно хорошо (26).

Оба антитела: АНЦА и ASCA,  были использованы как биомаркеры предрасположенности к ЯК и БК, поскольку обнаружены повышенные титры АНЦА и ASCA у здоровых родственников первой степени родства пациентов с этими заболеваниями (27-33). Повышенная частота обнаружения ASCA была показана у здоровых родственников пациентов с БК. Более того, положительные результаты ASCA превалировали в семейных, а не в спорадических случаях БК (30-33). Повышенная встречаемость ASCA у первой степени родственников больных БК сравнима с ролью этих антител как маркеров генетической предрасположенности. Однако сообщения относительно распространенности АНЦА у родственников больных ЯК оказались противоречивыми. В то время как северо-американское и немецкое исследования опубликовали 15-30% АНЦА распространенность у первой степени родства родственников, другие исследования, проведеные в Европе, не смогли обнаружить АНЦА у непораженных членов семей (27-29). По-видимому, эта связь зависит от этнических характеристик изучаемых популяций (8). Например, как ASCA, так и АНЦА были найдены менее чувствительными среди китайских и японских пациентов с ВЗК (HisabeT, MatsuiT, SakuraiT, et al 2003; LawranceIC, MurrayK, Hall A, et al 2004). С другой стороны, позитивность по АНЦА оказалась выше у мексикано-американских пациентов с ЯК. Все мексикано-американцы с ЯК, оказались позитивными по АНЦА в сравнении только с 40% больных «кавказского» происхождения (LawranceI C, Murray K, Hall A, et al 2004). Эти данные требуют от клиницистов учета этнического фактора при использовании биомаркеров при ВЗК (LiX., ConklinL., AlexP 2008).

В одном крупном исследовании найдено, что примерно равная часть (20-25%) родственников больных БК также признаки нарушения интестинальной проницаемости (34). Однако у больных с БК, нарушенная интестинальная проницаемость не ассоциировалась с ASCA положительностью. Соответственно, выявление ASCA и повышенная интестинальная проницаемость являются, вероятно, независимыми феноменами. Взаимосвязь семейная аггергация АНЦА и ASCA с внешними или генетическими факторами предстоит окончательно установить.

Диагностическое значение АНЦА и ASCA при ВЗК

Связь между серопозитвностью пАНЦА с ЯК и ASCAс БК можно считать установленной. Однако, было показано, что пАНЦА постоянно присутствует при БК и ASCA при ЯК, хотя и с заметно меньшей частотой (10-40%) (19-23). Это также ограничивает полезность обоих антител для разграничения между БК и ЯК.

Изолированное измерение АНЦА или ASCA имеет ограниченное клиническое значение при ВЗК, поскольку имеет относительно низкую чувствительность. Несколько исследований показали чувствительность 50-60% и специфичность 79-88% для ASCA при БК и почти такой же процент для АНЦА и ЯК, когда тестирование проводилось независимо (19-23). У больных с ЯК пАНЦА были найдены у 84 из 279 больных (30%), а также у 10 из 110 больных с БК (9%) и у 2 из 252 здоровых субъектов (<1%; р < 0.001) соответственно. Чаще пАНЦА определялись у больных ЯК с высокой частотой рецидивов (43% против 27%, р < 0.002) и у больных БК с колитом (27% против 2.5%, р < 0.0003). Менее постоянно определялись пАНЦА у больных с ЯК в ремиссии (18% против 34%, р < 0.0025). Таким образом, можно отметить относительную специфичность пАНЦА как для ЯК, так и для БК с вовлечением толстой кишки. пАНЦА более часто обнаруживаются у больных с ЯК с активным клиническим течением заболевания, однако их наличие имеет ограниченное значение для идентификации однородной подгруппы больных ВЗК (LombardiG, AnneseV, PiepoliA, etal., 2000). В итальянском исследовании 147 больных специфичность ASCA для БК оказалась 98.1% как для IgA, так и для IgGантител и пАНЦА для ЯК 92.5%. Однако чувствительность обоих тестов была низкой 59.1% для ASCA IgA, 44.1% для ASCA IgGи 39.6% для  р-АНЦА. ASCA специфичность достигала 100% когда наблюдалась позитивность для обоих как IgAи IgGантител. Не было найдено связи между наличием специфичных серологичных маркеров и клиническими данными больных. Поэтому эти антитела имеют малое значение для скрининга населения, в котором имеется низкая частота ВЗК( SaibeniS, etal., 2003).

У 63 пациентов с НЯК в возрасте от 24 до 74 лет (30 мужчин и 33 женщины), 14 пациентов с БК в возрасте от 27 до 64 лет(10 мужчин и  4 женщины) и 11 пациентов с недифференцированным колитом (НК) в возрасте от 21 до 53 лет (4 мужчины и 7 женщин) MokrowieckaA, etal (2004) было выполнено исследование пАНЦА , IgA и  IgGASCA методом ИФА. Средняя длительность заболеваний соответственно для ЯК, БК и НК составила 7.9 (от 1.0 до 32), 9 (от 1 до 20) и 3.04 (от 0.5 до 7) лет. Диагноз был установлен согласно клинической картине, эндоскопии и гистопатологического исследования. Активность болезни определялась согласно клинической шкале клиники Мейо (Rachmilewitz 1989) для ЯК и для БК согласно индексу активности БК (CDAI). Контрольную группу составили 24 здоровых мужчины. Всего 39 больных ЯК и БК больных имели активность болезни согласно Rachmilewitz шкале свыше 3 пунктов и по шкале CDAI. При иммунологическом исследовании наблюдали статистически более часто pАНЦА у больных ЯК (58%; n=31) чем у больных БК (28%; n=4) (p<0.05). Как IgA, так и IgGASCA наблюдались более часто у пациентов с БК (57%; n=8), чем у пациентов с ЯК (24%; n=15) (p<0.05). Не было значимой разности между антителами согласно длительности болезни, активности, локализации и метода лечения заболеваний (MokrowieckaA, GasiorowskaA, Małecka-PanasE. 2004).

Quinton at al (19) опубликовали данные, что возраст во время диагноза БК был значительно ниже у больных с ASCA положительными результатами (21 против 24 лет), что затем было подтверждено Peeters et al (21) и Vasiliauskas et al (39). Дополнительно ASCA сероположительность была значимо выше у больных с вовлечением тонкого кишечника, чем у больных с колитом (70 против 46%), и выше оказался уровень ASCA у пациентов со стенозированием и фистулами (19). Другие исследователи, однако, не смогли доказать связи между ASCA статусом и активностью заболевания, локализцией, осложнениями или ответом на терапию (20,22).

Клиническое значение АНЦА и ASCA относительно течения ВЗК окончательно не определено. При серологическом анализе большого сывороточного депозитария Israeli et al показали, что ASCA реактивность обнаруживается за 38 месяцев перед тем, как был установлен клинический диагноз у 32% пациентов с БК (IsraeliE, GrottoI, GilburdB, 2005). В относительно малом по количеству больных исследовании (36) АНЦА позитивность при ЯК ассоциировалось с активным течением заболевания (резистентность к лечению и раннее хирургическое вмешательство). Однако АНЦА остается позитивным после тотальной колектомии у ЯК пациентов, что ставит под вопрос какую-бы то ни было связь между антителами и активностью болезни (37). В некоторых исследованиях позитивный или высокий титр АНЦА предсказывал развитие воспаление тонкого кишечника (поухита) после тотальной колектомии и подвздошного анально-сумочного анастомоза (38). Тем не менее, другие исследования оказались не в состоянии выявить различие в результатах АНЦА между больными с и без поухита (37). Экспрессия АНЦА при БК может быть использована как дополнительное доказательство, что АНЦА есть маркер процесса воспаления слизистой. АНЦА-позитивные БК пациенты имеют клинические признаки левостороннего колита или эндоскопические или гистологические признаки типичного ЯК (39). Существование подобного фенотипа ЯК был подтверждено в нескольких исследованиях (19,39). Однако другие исследования не смогли связать активности болезни или особенностей клинических проявлений с выявлением АНЦА (10,19).

Предсказание ответа на специфическую терапию может представлять важное применение серологического тестирования при ВЗК. Наличие определенного микросателлитного гаплотипа TNF А2В1С2D4Е1 и ASCA позитивности позволяет предсказать резистентность к медикаментозной терапии. Однако в недавнем опубликованном исследовании ни АНЦА, ни ASCA отдельно или в комбинации не могли предсказать результаты ответа на анти-TNF-терапию (40).

Суммируя известные литературные данные, можно подтвердить, что позитивные результаты АНЦА теста обеспечивают диагностическую чувствительность 50% и специфичность 82% для ЯК. Положительный ASCA тест обеспечивает в среднем чувствительность 40% и специфичность 100% для БК.

Комбинированное определение АНЦА и ASCA при ВЗК

Комбинированное определение АНЦА и ASCA оценивалось в нескольких исследованиях и было подтверждено как пригодный диагностический метод при ВЗК (19-23). Quinton et al (19) и Peeters et al (21) нашли, что комбинация АНЦА положительного и ASCA негативного результатов обеспечивает 44-57% чувствительность, но 97% специфичность для ЯК, в то время как АНЦА негативность в сочетании с ASCA позитивностью имеет 49-56% чувствительность и 94-97% специфичность для БК. В этих исследованиях комбинированное использование обоих тестов снижало чувствительность примерно на 10%, но увеличивало специфичность более, чем до 95%, обеспечивая очень высокое предсказательное значение для диагноза ЯК или БК.

Cреди 85 больных с БК, 77 с ЯК, 36 с болезнью Бехчета, 14 с туберкулезным колитом, 20 здоровых и 21 родственника больных БК в Сеуле (Южная Корея) был выявлен относительно высокий процент пациентов с БК 49.4%, родственников БК больных 61.9% и пациентов с болезнью Бехчета 41.7%, которые оказались серопозитивными по ASCA по сравнению с нормальным контролем (10%). В случаях ЯК 44.2% были серопозитивны по пАНЦА, в контроле отмечено 0% позитивности. Комбинация позитивного ASCA и негативного р-АНЦА давала чувствительность 48.2% и специфичность 87% для больных с БК. Комбинация позитивного результата пАНЦА и негативного ASCA приносила чувствительность и специфичность 36.4% и 97.6% для ЯК. Однако авторы делают вывод, что оба теста могут быть использованы для дифференциального диагноза ВЗК, а также для диффренциации от других диаррейных и колитических нарушений (KimBG, KimYS, KimJS etal, 2002).

В Лодзи в Польше было проведено исследование антител у 125 больных: 71 больного с НЯК, 31 с БК  и 23 с недифференцированным колитом (НК) и у 45 лиц с функциональными жалобами. Антитела пАНЦА и ASCA (IgAandIgG) были определены методом ИФА. В результате при НЯК частота обнаружения пАНЦА оказалась 68%, что значительно выше, чем при БК 29%. ASCA обнаруживалась значимо чаще при БК (80.6%), чем при ЯК (26.8%). Чувствительность, специфичность и положительное предсказательное значение (PPV) и негативное предсказательное значение (NPV) пАНЦА для диагноза ЯК было 68%, 84%, 75% и 78% и ASCA для БК : 81%, 78%, 45,5% и 95%, соответственно. Комбинированное использование этих двух маркеров привело к изменениям в диагностической точности: для пАНЦА +/ASCA- при ЯК: 42%, 100%, 100% и 43% и для пАНЦА-/ASCA+ при БК: 52%, 98.6% 94% и 82%, соответственно. Таким образом, специфичность комбинации маркеров выше, чем чувствительность, что делает их более полезными для дифференциации ВЗК подтипов, чем для популяционного скрининга. Характерный для недифференцированного колита серотип пАНЦА(-)ASCA(-), что ставит вопрос относительно происхождения этого подтипа ВЗК (MokrowieckaA, DanielP, SłomkaM, 2009).

При обследовании 81 ребенка с БК, 54 с ЯК и 63 контрольных детей определяли ASCA, пАНЦА и анти-ОмрС. Были выявлены ASCA у 44% больных БК, 0% у ЯК и у 1 ребенка в контроле. Чувствительность пАНЦА оказалась 70% у пациентов с ЯК, 18% при БК (преимущественно с поражением толстой кишки ) и у 3% контрольных лиц. Изолированное определение анти -OmpC имело низкую чувствительность как для БК (24%), так и ЯК (11%) и обнаружило 5% ложно-положительных результатов. Однако с помощью ОmpC было выявлено небольшое число ВЗК больных, у которых заболевание не определялось другими методами. Если результат определения одного или более из 4 антител был положительным, то общая чуствительность панели из 4 антител составила 65% для БК и 76% для ЯК со специфичностью 94%. У пациентов, которые были ASCA – позитивными, чаще имелось заболевание подвздошной кишки или подвздошной кишки и правой части толстой кишки, чем у ASCA негативных пациентов (58% против 18%, p < 0.001). Пациентам, которые были ASCA-позитивными, более часто требовалась илиоцекальная резекция (36% против 13%, p < 0.05). Можно прийти к заключению, что данная панель антител имеет хорошую чувствительность и высокую специфичность для БК и ЯК. Важно, что обнаружение ASCA антител, которые более специфичны для БК, позволяет выявить подгруппу детей с вовлечением подвздошной кишки и восходящей части толстой кишки, которым требуется хирургическое лечение (ZholudevA, ZurakowskiD, YoungW, etal 2004).

Диагноз БК и ЯК базируется на клинических, рентгенологических, эндоскопических и патологоанатомических критериях. У некоторых пациентов (10-15%) колит, однако, не может быть классифицирован БК или НЯК, и они рассматриваются как пациенты с недифференцированный колитом ( PapadakisKA, TarganSR., 1999). Диагноз недифференцированного колита обычно является временным, и заболевание, позднее, окончательно дифференцируются в  БК или ЯК. Точный и ранний диагноз в этих случаях может иметь клиническое значение для принятия терапевтического решения и дальнейшего прогноза. Проспективное исследование Joossens et al (35) показало, что комбинированное использование ASCA и АНЦА было полезным при недифференцированном колите (НК). В этом исследовании ASCA(+) и АНЦА(-) предсказывало эволюцию в БК у 80% больных, и ASCA(-) и АНЦА(+) предсказывало эволюцию в ЯК у 63.6% больных с НК. В Италии образцы сыворотки были получены от 23 пациентов с БК и от 32 с ЯК и от 13 пациентов с неспецифическим хроническим колитом. Определение ASCA и пАНЦА выполнено ИФА и непрямой имуннофлюоресценцией соответственно. У 20% БК пациентов против 50% ЯК пациентов экспрессировались р АНЦА (p < 0.05). Наоборот, у 61% БК больных против 16% ЯК больных экспрессировались ASCA (p< 0.05). Комбинация позитивных результатов AСКА и негативных пАНЦА позволило получить такие результаты чувствительности, специфичности и позитивного предсказательного значения 45%, 91% и 75% соответственно для диагноза БК. Комбинация позитивного результата пАНЦА и негативного ASCA позволило получить чувствительность, специфичность и позитивное предсказательное значение 44%, 95% и 94% соответственно для диагноза ЯК. Таким образом, ASCA принципиально чаще выявляется у больных БК , напротив пАНЦА строго ассоциируются с ЯК. Комбинация этих двух тестов может быть полезной для оценки больных с недифференцированным колитом, различая НЯК от БК ( LecisP, Germanà B, PapaN, etoth 2002 ).

Комбинация АНЦА положительных и ASCA негативных результатов обнаруживает чувствительность 50% и специфичность 90% для диагноза ЯК. Сходным образом, комбинация ASCA положительных и АНЦА негативных результатов обеспечивает чувствительность и специфичность 32% и 100% для диагноза БК. Интересно, что 80% больных с недифференцированным колитом показывает серологические результаты, соответствующие ЯК(AnandV., RussellAS, TsuyukiR, FedorakR.2008).

Низкая чувствительность и высокая специфичность несколько ограничивает применение серлогического выявления АНЦА и ASCA для диагностики и ведения ВЗК больных. Хотя статистические результаты указывают на большее значение PPVдля БК, чем для ЯК, но в обоих случаях эти серологичекие маркеры могут быть лучше использованы как дополнение к клинической работе, чем как первичное диагностическое средство. Могут ли эти маркеры оказаться более полезны для семейного и популяционного скринига в связи с высокой специфичностью необходимо подтвердить в проспективных исследованиях. Поскольку исследование этих серологических маркеров продолжается, то возможно, что они окажутся скорее полезны для предсказания болезни, чем для окончательной ее идентификации (AnandV., RussellAS, TsuyukiR, FedorakR., 2008).

Заключение

Серологические маркеры могут использоваться  клиницистами как к важным элемент лабораторной диагностики диагностики поражений кишечника, а также для изучения патогенеза и клинических проявлений ВЗК. Относительная специфичность АНЦА и ASCA для БК или НЯК подтверждает, что их экспрессия не простой феномен интестинального поражения или воспаления слизистой. Определение с ВЗК связанных антител может иметь значение для доказательства гетерогенности между воспалительными заболеваниям будучи маркерами подлежащей иммунной дизрегуляции или перекрестной реактивности со внешними агентами или с иммунологическими особенностями, связанными с предрасположенностью к болезни. В настоящее время клиническая диагностическая полезность отдельных антител имеет ограниченное значение, но комбинированное определение нескольких стандартизованных серологических маркеров представляется многообещающим, позволяющим уточнить диагноз, локализацию процесса и прогноз у больных ВЗК.

 

Литература

1.             SaibeniS, FolliC, deFranchisR, BorsiG, VecchiM.Diagnosticroleandclinicalcorrelatesofanti-Saccharomycescerevisiaeantibodies(ASCA) andanti-neutrophilcytoplasmicantibodies(p-ANCA) inItalianpatientswithinflammatoryboweldiseases. Dig Liver Dis.2003; 35(12):862-868.

2.             MokrowieckaA, DanielP, SłomkaM, MajakP, Malecka-PanasE. Clinical utility of serological markers in inflammatory bowel disease.Hepatogastroenterology.2009 ;56(89):162-166.

3.             Lombardi G, Annese V, Piepoli A, Bovio P, Latiano A, Napolitano G, Perri F, Conoscitore P, Andriulli A. Antineutrophil cytoplasmic antibodies in inflammatory bowel disease: clinical role and review of the literature. Dis Colon Rectum.2000;43(7):999-1007.

4.             Zholudev A, Zurakowski D, Young W, Leichtner A, Bousvaros A. Serologic testing with ANCA, ASCA, and anti-OmpC in children and young adults with Crohn's disease and ulcerative colitis: diagnostic value and correlation with disease phenotype. Am J Gastroenterol.2004 ; 99(11):2235-2241.

5.             Lecis P, Germanà B, Papa N, Bertiato G, Doglioni C, Galliani E, Biedo FC. [p-ANCA and ASCA antibodies in the differential diagnosis between ulcerative rectocolitis and Crohn's disease] Recenti Prog Med.2002 ;93(5):308-313.

6.             Anand V., Russell AS, Tsuyuki R, Fedorak R. Perinuclear antineutrophil cytoplasmic autoantibodies and anti-Saccharomyces cerevisiae antibodies as serological markers are not specific in the identification of Crohn’s disease and ulcerative colitis. Can J Gastroenterol 2008;22(1):33-36.

7.             Nakamura RM, Matsutani M, Barry M. Advances in clinical laboratory tests for inflammatory bowel disease. Clin Chim Acta 2003;335:9-20.

8.             Linskens RK, Mallant-Hent RC, Groothuismink ZM, et al. Evaluation of serological markers to differentiate between ulcerative colitis and Crohn’s disease: pANCA, ASCA and agglutinating antibodies to anaerobic coccoid rods. Eur J Gastroenterol Hepatol 2002;14:1013-1018.

9.             Kim BG, Kim YS, Kim JS, Jung HC, Song IS. Diagnostic role of anti-Saccharomyces cerevisiae mannan antibodies combined with antineutrophil cytoplasmic antibodies in patients with inflammatory bowel disease. Dis Colon Rectum.2002;45(8):1062-1069.

10.         Mokrowiecka A, Gasiorowska A, Małecka-Panas E.  [Assessment of usefulness of anti-Saccharomyces cerevisiae and anti-neutrophil cytoplasmic antibodies in patients with unspecific inflammatory bowel diseases]Pol Merkur Lekarski.2004;17 Suppl 1:22-26.

11.         Papadakis KA, Targan SR. Serologic testing in inflammatory bowel disease: its value in indeterminate colitis. CurrGastroenterolRep. 1999;1(6):482-485.

12.         Gupta SK, Fitzgerald JF, Croffie JM, Pfefferkorn MD, Molleston JP, Corkins MR. Comparison of serological markers of inflammatory bowel disease with clinical diagnosis in children. InflammBowelDis2004;10:240-244.

13.         SchafferT, MuЁllerS, FlogerziB, Seibold-SchmidB, SchoepferAMSeiboldFAnti-SaccharomycescerevisiaeMannanAntibodies(ASCA) ofCrohn’sPatientsCrossreactwithMannanfromOtherYeastStrains, andMurineASCAIgMCanBeExperimentallyInducedwithCandidaalbicansInflammBowelDis2007;13(11):1339 –1346

14.         Main J, McKenzie H, Yeaman GR, et al. Antibody to Saccharomyces cerevisiae (bakers’ yeast) in Crohn’s disease. BMJ. 1988;297:1105–1106.

15.         Seibold F, Stich O, Hufnagl R, et al. Anti-Saccharomyces cerevisiae antibodies in inflammatory bowel disease: a family study. Scand J Gastroenterol. 2001;36:196 –201.

16.         Sendid B, Colombel JF, Jacquinot PM, et al. Specific antibody response to oligomannosidic epitopes in Crohn’s disease. Clin Diagn Lab Immunol.1996;3:219 –226.

17.         Konrad A, Rutten C, Flogerzi B, et al. Immune sensitization to yeast antigens in ASCA-positive patients with Crohn’s disease. Inflamm Bowel Dis. 2004;10:97–105.

18.         Seibold F, Konrad A, Flogerzi B, et al. Genetic variants of the mannanbinding lectin are associated with immune reactivity to mannans in Crohn’s disease. Gastroenterology. 2004;127:1076 –1084.

19.         McKenzie H, Parratt D, Main J, et al. Antigenic heterogeneity of strains of Saccharomyces cerevisiae and Candida albicans recognised by serum antibodies from patients with Crohn’s disease. FEMS Microbiol Immunol. 1992;4:219–224

20.         Standaert-Vitse A, Jouault T, Vandewalle P, et al. Candida albicans is an immunogen for anti-Saccharomyces cerevisiae antibody markers of Crohn’s disease. Gastroenterology 2006; 130:1764 –1775.

21.         Martinez-Esparza M, Sarazin A, Jouy N, et al. Comparative analysis of cell wall surface glycan expression in Candida albicans and Saccharomyces cerevisiae yeasts by flow cytometry. J Immunol Methods. 2006;314:90 –102

Друзья:

VIMANA.su уфология и палеоконтакт
Мини-юбка.ru