Лаборатория диагностики аутоиммунных заболеваний. СПбГМУ им.ак.И.П.Павлова.

 

        
 
 

как нас найти          о лаборатории          направление и прейскурант СПбГМУ          Публикации          Вакансии          Задать вопрос!          полезные ссылки          

  Аутоиммунные заболевания
     Аутоиммунные заболевания, определение
     Аутоиммунные заболевания, эпидемиология
     Аутоантитела при аутоиммунных процессах
     Аутоиммунные заболевания, диагностика
     Клиническая лабораторная эпидемиология
  Системные ревматические заболевания
     Антинуклеарные антитела (АНА)
     Антинуклеарный фактор (АНФ) и тип свечения ядра
     Антинуклеарный фактор на клеточной линии HEp-2 (код 01.02.15.005)
     Антитела к экстрагируемому нуклеарному антигену ENA (код 01.02.15.160)
     Скрининг болезней соединительной ткани (код 01.02.15.245)
     Антитела к двуспиральной дсДНК (дсДНК-NcX), тест второго поколения (тест 01.02.15.124)
     Антитела к нуклеосомам, тест второго поколения (код 01.02.15.425)
     Обследование при СКВ (системной красной волчанке) код 01.02.15.230
     Дифференциальная диагностика СКВ и других ревматических заболеваний (код 01.02.15.430)
     Иммуноблот антинуклеарных антител (код 01.02.15.165)
     Иммуноблот антинуклеарных антител при склеродермии (код 01.02.15.535)
     DAT/Кумбс: скрининг полиспецифических агглютининов (код 01.02.15.890)
     DAT/Кумбс: профиль моноспецифических агглютининов (код 01.02.15.895)
     Холодовые агглютинины (код 01.02.15.900)
     Антитела к дсДНК, подтверждение на Cr.luciliae (код 01.02.15.905)
     Антитела к лимфоцитам, класса IgG (код 01.02.15.925)
  Ревматоидный артрит и артропатии
     Диагностика ревматоидного артрита, критерии
     Диагностика ювенильного артрита
     Диагноз серонегативных артропатий
     АЦЦП анализ: Антитела к циклическому цитруллиновому пептиду, АЦЦП/ССP/ACPA (код 01.02.15.081)
     Антитела к модифицированному цитруллинированному виментину), АМЦВ/ MCV (код 01.02.15.405)
     Ревматоидный фактор (РФ), общее содержание (код 01.02.15.015)
     Антикератиновые антитела, АКА (код 01.02.15.065)
     Ревматоидный фактор класса IgA (код 01.02.15.585)
     Скрининг ревматоидного артрита (код 01.02.15.410)
     Типирование гена HLA B27 (код 01.02.15.307)
     Кристаллы в синовиальной жидкости: диагностика микрокристаллических артопатий (код 01.02.15.385)
  Антифосфолипидный синдром (АФС), патогенез и диагностика
     Критерии диагностики антифосфолипидного синдрома
     Оценке риска тромбоза и акушерской патологии при антифосфолипидном синдроме (АФС)
     Антитела к кардиолипину (АКЛА) классов IgG и IgM (код 01.02.15.145)
     Антитела к бета-2 гликопротеину (код 01.02.15.225)
     Антитела к фосфатидилсерину-протромбину (PS-PT) (код 01.02.15.615)
     Антитела к аннексину V (А5), классов IgG и IgM (код 01.02.15.291)
     Антитела к тромбоцитам класса IgG (код 01.02.15.487)
     Иммуноблот антифосфолипидных антител IgG/IgM (код 01.02.15.875)
  Диагностика васкулитов и поражения почек, Антитела к цитоплазме нейтрофилов
     Классификация первичных васкулитов
     Диагностика васкулитов крупных сосудов
     Диагностика гранулематозных васкулитов
     Диагноз иммунокомплексных васкулитов
     Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА/ANCA) класса IgG (код 01.02.15.010)
     Антитела к эндотелию на клетках HUVEC (код 01.02.15.395)
     Антитела к протеиназе 3 (ПР-3/PR-3) класса IgG (код 01.02.15.140)
     Антитела к миелопероксидазе (МПО) (код 01.02.15.135)
     Антитела к антигенам антинейтрофильных антител ANCA-панель (код 01.02.15.415)
     Диагностика гранулематозных васкулитов (код 01.02.15.035)
     Антитела к базальной мембране клубочка (код 01.02.15.085)
     Диагностика быстропрогрессирующего гломерулонефрита (код 01.02.15.090)
     Антитела к C1q фактору комплемента (код 01.02.15.365)
     Антитела к рецептору фосфолипазы А2 (PLA2R), диагностика мембранозного гломерулонефрита (код 01.02.15.311)
     Антинейтрофильные антитела (код 01.02.15.680)
     HLA B51 типирование для диагностики болезни Бехчета (код 01.02.15.1185)
  Аутоиммунные заболевания легких и сердца
     Активность АПФ (Ангиотензин-превращающий фермента), диагностика саркоидоза, код 01.02.15.370)
     Неоптерин в сыворотке крови (код 01.02.15.470)
     Антитела к миокарду (код 01.02.15.170)
     Диагностика воспалительных миокардиопатий (код 01.02.15.335)
  Целиакия лабораторная диагностика, анализы у детей и взрослых
     Целиакия (глютеновая энтеропатия), определение и история описания
     Генетика целиакии - типирование HLA-DQ2 и HLA-DQ8 (тест 01.02.15.431) для определения риска целиакии
     Антитела к тканевой трансглютаминазе (ТТГ) класса IgA (TG2) (код 01.02.15.191)
     Антитела к тканевой трансглютаминазе класса IgG (код 01.02.15.186)
     Антитела к глиадину (дезаминированные пептиды глиадина) класса IgG (код 01.02.15.176)
     Морфология и клинические проявлении целиакии
     Распространенность и эпидемиология целиакии
     Антитела и критерии диагностики целиакии
     Антитела к эндомизию IgA (код 01.02.15.195)
     Антитела к дезамидированным пептидам глиадина (ДПГ) класса IgA (код 01.02.15.181)
     Антитела к ретикулину классов IgA и IgG (код 01.02.15.200)
     Скрининг целиакии (код 01.02.15.211)
     Серологическая диагностика (уточнение диагноза) целиакии (код 01.02.15.215)
     Полное обследование при целиакии, развернутая серология (код 01.02.15.221)
     Диагностика целиакия без боли у детей и взрослых
  Пищевая аллергия и непересимость глютена
     Диагностика пищевой аллергии
     Иммуноблот при пищевой аллергии (код 01.02.15.1270 и код 01.02.15.1275)
  Аутоиммунный гастрит и лактазная недостаточность
     Антитела к обкладочным (париетальным) клеткам желудка (код 01.02.15.050)
     Антитела к внутреннему фактору (фактору Кастла) (код 01.02.15.546)
     Диагностика аутоиммунного гастрита и пернициозной анемии (код 01.02.15.610)
     Альфа 1-антитрипсин в стуле, кишечная потеря белка (код 01.02.15.502)
     Ионнный дефицит стула (Остаточная осмолярность, Stool osmotic gap) (код 01.02.15.489)
  Поражения ЖКТ, болезнь Крона, язвенный колит и аутоиммунный панкреатит
     Аутоиммунные заболевания и онкологические заболевания ЖКТ
     Скрытая кровь (гемоглобин) в кале (FOB) в диагностике колоректального рака
     НПВС энтеропатия и фекальные биомаркеры
     Кальпротектин фекальный и другие биомаркеры воспаления при ВЗК
     Кальпротектин фекальный (код 01.02.15.550)
     Гемоглобин в стуле - FOBT (код 01.02.15.720)
     Скрининг заболеваний желудочно-кишечного тракта - FOBT и кальпротектин (код 01.02.15.735)
     Антитела к Saccharomyces cerevisiae (ASCA) и другие антигликановые антитела
     Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) при ВЗК
     ASCA анализ: Антитела к сахаромицетам класса IgG (код 01.02.15.250)
     Антитинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) класса IgA (код 01.02.15.460)
     Диагностики болезни Крона и язвенного колита (код 01.02.15.256)
     Антитела к бокаловидным клеткам кишечника (код 01.05.15.486)
     Антитела к экзокринной части поджелудочной железы (код 01.02.15.675)
     Антитела к GP2 антигену классов IgG и IgA (код 01.02.15.631)
     IgG4-ассоциированный аутоиммунный панкреатит
     IgG4-ассоциированные заболевания: панкреатит, сухой синдром, ретроперитонеальный фиброз (болезнь Ормонда), тиреоидит (болезнь Риделя)
     Иммуноглобулин подкласс IgG4, диагностика аутоиммунного панкреатита (код 01.02.15.540)
  Аутоиммунные заболевания печени и генодиагностика
     Генодиагностика заболеваний печени (код 01.02.15.1120)
     Антитела к гладким мышцам (F-актину) (код 01.02.15.040)
     Антитела к микросомам печени почек, LKM-1 (код 01.02.15.055)
     Антитела к митохондриям АМА (М1-М9) (код 01.02.15.045)
     Антитела к асиалогликопротеиновому рецептору (anti-ASGPR) класса IgG (01.02.15.635)
     Скрининг аутоиммунного поражения печени (01.02.15.060)
     Иммуноблот аутоантител при аутоиммунных заболеваниях печени (код 01.02.15.306)
     Развернутая серология аутоиммунных заболеваний печени (код 01.02.15.301)
     Аутоиммунный гепатит
     Диагностика синдрома Жильбера (UTG)
  Аутоиммунные неврологические заболевания
     Олигоклональный иммуноглобулин IgG в ликворе и сыворотке крови (код 01.02.15.155)
     Индекс альбумина в ликворе - Qalb (код 01.02.15.580)
     Антитела к аквапорину 4, диагностика оптиконевромиелита (болезни Девика) (код 01.02.15.576)
     Антитела к NMDA глютаматному рецептору (код 01.02.15.456)
     Антитела к ганглиозидам, иммуноблот (код 01.02.15.620)
     Антитела к ацетилхолиновым рецепторам, АхР, AchR (код 01.02.15.625)
     Антитела к скелетным мышцам (код 01.02.15.115)
     Иммуноблот антител при полимиозите (код 01.02.15.320)
     Антитела к миелину (код 01.02.15.695)
     Антинейрональные антитела, метод нРИФ (код 01.02.15.1085)
     Антитела к нейронам, иммуноблот (код 01.02.15.401)
     Развернутая диагностика митохондриальных заболеваний (MELAS, MERRF, наследственная офтальмоплегия, с-м Кернса-Сейра, нейропатии Лебера и другие состояния). 01.02.15.1300
  Нейрогенетика для диагностики неврологической патологии
     Нейрогенетика и наследственные заболевания
     Экспансионные заболевания в неврологии и экспансии нуклеотидных повторов
     Диагностика болезни Гентингтона (код 01.02.15.750)
     Гентингтоноподобные заболевания 2-го (код 01.02.15.820) и 4-го (код 01.02.15.825) типов
     Дентаторубропаллидолюисова атрофия (ДРПЛА) - (код 01.02.15.830)
     Атаксия Фридрейха (код 01.02.15.755)
     Синдром Мартина-Белла (код 01.02.15.880)
     Синдром тремора-атаксии (код 01.02.15.880)
     Миотоническая дистрофия 1 типа (01.02.15.745)
     Миотоническая дистрофия 2 типа (код 01.02.15.740)
     Окулофарингеальная миодистрофия (код 01.02.05.255)
     Спинальная мышечная атрофия, ассоциированная с геном SMN1 (код 01.02.15.860)
     Болезнь Кеннеди (код 01.02.05.250)
     Наследственный боковой амиотрофический склероз, экспансия в гене C9orf72 (код 01.02.15.860)
     Генодиагностика болезни Шарко-Мари-Тута 1А и наследственной нейропатии с параличами от сдавления (ген PMP22)(код 01.02.15.765)
     Аутосомно-доминантные спиноцеребеллярные атаксии
     Первичная дистония 1 типа (код 01.02.15.855)
     Генетические аспекты задержки развития и нарушения интеллектуальных функций (коды 01.02.05.300; 01.02.05.330; 01.02.05.295;01.02.15.880; 01.02.05.290)
     Выявление субтеломерных делеций и анеуплоидий (код 01.02.05.330)
     Моногенные причины отставания развития (код 01.02.15.880 и 01.02.05.290)
     Диагностика основных микродупликационных и микроделеционных синдромов (код теста 01.02.05.300)
     Генетика тромбофилии: выявление полиморфизмов генов F2, F5, F7, F13, FGB, ITGA2, ITGB3, PAI-1 (код 01.02.05.270)
     Исследование гена SOD1 при боковом амиотрофическом склерозе (01.02.15.1145)
     Генодиагностика спастической параплегии (болезнь Штрюмпеля) (SPG4). 01.02.05.305
     Генодиагностика наследственных форм болезни Паркинсона (включает копийность PARK1 (SNCA; alpha-synuclein), PARK2 (Parkin), PARK5 (UCHL1), PARK6 (PINK1), PARK7 (DJ1), PARK8 (Dardarin) и ATP13A2, точечные мутации SNCA A30P, LRRK2 G2019S). 01.02.15.1015
     Генодиагностика болезни Фабри (GLA). 01.02.15.1150
     Синдром тремора/атаксии (01.02.15.880)
     Комплексная генодиагностика гентингтоноподобных заболеваний (код 01.02.15.835).
     Комплексная генодиагностика мозжечковых атаксий (СЦА 1,2,3,6,7; болезнь Фридрейха). Код 01.02.15.815
     Комплексная диагностика редких форм спиноцеребеллярных атаксий (СЦА 8,10,12,17, 36) . Код 01.02.15.1195
  Аутоиммунные эндокринопатии
     Стимулирующие антитела к рецептору ТТГ (тиреотропного гормона) (код 01.02.15.270)
     Антитела к антигенам островковых клеток (GAD/IA2) (код 01.02.15.571)
     Антитела к островковым клеткам (ICA) (код 01.02.15.265)
     Антитела к инсулину, эндогенному (код 01.02.15.556)
     Антитела к глютаматдекарбоксилазе (GAD) (код 01.02.15.561)
     Антитела к тирозин-фосфатазе (IA-2) (код 01.02.15.566)
     Антитела к стероидпродуцирующим клеткам надпочечника (код 01.02.15.120)
     Антитела к стероид-продуцирующим клеткам яичка (код 01.02.15.446)
  Аутоиммунные заболевания и биопсия кожи
     Антитела к десмосомам (код 01.02.15.100)
     Антитела к базальной мембране кожи (код 01.02.15.105)
     Диагностика буллезных дерматозов (код 01.02.15.110)
     Антитела к десмоглеину-1 (код 01.02.15.590)
     Антитела к десмоглеину 3 (код 01.02.15.595)
     Антитела к белку ВР 180 (код 01.02.15.600)
     Антитела к белку ВР230 (код 01.02.15.605)
  Парапротеинемии и иммунофиксация
     Парапротеин, его свойства
     Миелома и другие парапротеинемии
     Скрининг парапротеинов (М-градиента) в сыворотке крови, иммунофиксации с поливалентной сывороткой (код 01.02.15.421)
     Иммунофиксация парапротеина (M-градиента) сыворотки крови с панелью антисывороток (IgG/A/M/E/D/k/l) (код 01.02.15.655)
     Свободные легкие цепи иммуноглобулинов при парапротеинемиях
     Диагностика амилоидоза: аспираты подкожного жира и мониторинг амилоидоза
     Протеинурия и белок Бенс-Джонса в моче с помощью иммунофикации (код 01.02.15.640)
     Диагностика синдрома гипервязкости крови (код 01.02.15.870)
  Биомаркеры аутоиммунных заболеваний
     Иммунные комплексы IgG, связывающие C1q
     Общая гемолитическая способность сыворотки (CH-50) (код 01.02.15.700)
     Выявление иммунокомплексной патологии (С1q-ИК и СН-50) (код 01.02.15.730)
     Ингибитор С1 эстеразы (С1INH) (код 01.02.15.705)
     Определение неоптерина в сыворотке крови (тест 01.02.15.470)
  Диагностика нарушений обмена
     Комплекс электрофореза липидов с типированием дислипидемий
     Комплекс электрофореза липидных фракций с типированием гиперлипидемий по классификации ВОЗ (ЛПВП, ЛОНП, ЛПНП, Lp(a), хиломикроны)
     Электрофорез основных липидных фракций с расчетом содержания триглицеридов (код 01.02.15.1155)
     Электрофорез основных липидных фракций с расчетом содержания холестерина (код 01.02.15.1160)
     Генодиагностика семейной гиперхолестеринемии (ген LDLR)
     Мутации в гене PCSK9, характерные для редкой формы наследственной гиперхолестеринемии
     Выявление мутаций в гене APOB100, характерных для наследственной гиперхолестеринемии
     Комплексная диагностика семейной гиперхолестеринемии (АРОВ100, LDLR, PCSK9)
     Типирование аллелей е2, е3, е4 гена АРОЕ
  Диагностика анемий
     Диагностика аутоиммунной гемолитической анемии
     Осмотическая стойкость эритроцитов для диагностики неиммунных гемолитических анемий (код 01.02.15.930)
     Электрофорез гемоглобина для диагностики гемоглобинопатий
     Коэффициент рецептора трансферрина/ферритин (код 01.02.15.945)
  Лабораторная диагностика мочекаменной болезни (МКБ)
     Исследование рН мочи в ранней утренней и дневной моче (код 01.02.15.1105)
     Кальций-креатининовый индекс разовой мочи (код 01.02.15.1100)
     Исследование литогенных субстанций суточной мочи (код 01.02.15.1090)
  Онкогенетика: выявление онкогенов в материале опухолей
     Онкоген BRAF (колоректальный рак, рак легкого, меланома, рак щитовидной железы)
     Онкоген NRAS (колоректальный рак, рак щитовидной железы, меланома)
     Онкоген KRAS (колоректальный рак, рак легкого, рак щитовидной железы)
     Онкоген HRAS (рак щитовидной железы)
     Онкоген EGFR (рак легкого)
     Онкоген ALK (рак легкого)
     Онкоген ROS1 (рак легкого)
     Мутации онкогена BRCA (рак молочной железы)
     Экспрессия онкогена HER2 (рак молочно железы)
     Мутации гена c-KIT (меланома)
     Микросателлитная нестабильность (MSI) (01.02.05.245)
     Определение мутаций гена PDGFRa
     Определение экспрессии PDL1.
     Выявление мутаций в цитологическом и гистологическом материале при образованиях щитовидной железы (мутации в генах BRAF, TERT, KRAS, NRAS, HRAS, RET/PTC, PAX8/PPRGy) (01.02.15.1210)
     Выявление мутаций в цитологическом или гистологическом материале образований легкого (мутации в генах EGFR, KRAS, BRAF, HER2) ( 01.02.15.1205)
     Исследование мутаций в ткани при колоректальном раке (MSI, мутации в генах KRAS, NRAS, BRAF) (01.02.15.1230)
  Диагностика рака предстательной железы (экспрессия PCA3 гена и TMPRSS2-ERG)


для медицинских работников:
подписаться на рассылку

зарегистрируйте свою электронную почту на сайте и получайте дополнительные информационные материалы по аутоиммунной диагностике


Вход на сайт
Логин:
Пароль:

зарегистрироваться вспомнить пароль


где сдать анализ крови на тест анализы спб СПб инвитро Петербург Питер на целиакию аутоиммунные заболевания аутоантитела онкогенетика онкогены онкоген аутоиммунная диагностика Лапин autoimmun антиядерные лабораторная антинуклеарный фактор антинуклеарные антитела HEp-2 тип волчанка свечения амилоидоз склеродермия иммуноблот ревматоидный цитруллиновый расшифровка экстрагируемые скрининг заболевания смешанное системная СКВ артрит дсДНК CCP ССР АЦЦП саркоидоз антинейтрофильные криоглобулины гранулематозные АНФ АНЦА ANCA ENA иммунофиксация васкулиты Крона целиакия аутоиммунный печени язвенный колит глиадину трансглутаминазе стероидпродуцируюшим Вегенера яичника эндокринопатии пузырные пузырчатка пемфигоид рассеянный склероз миастения миелина белок олигоклональный изоэлектрофокусирования IgG IgA IgM легкие цепи полиневрит ганглиозидам полимиозит парапротеин миелома неоптерин островковые GAD антимитохондриальные гладкие скелетные мышцы ASCA колит антигену фосфолипидный синдром кардиолипину фосфолипидам гликопротеину нуклеосомам SSA SSB RNP Sm CENT Scl Jo-1 АМА антикератиновые антиперинуклеарный MCV LKM-1 рецептору иммунофлюоресценция ИФА иммунологическая лаборатория университет санкт-петербург павлова Чардж-Стросса полиангиит микрокристаллические первичный билиарный цирроз трансглутаминаза трансглютаминаза критерии ревматоидного артрита 2010 года СПб Питер Петербург нейрогенетика BRCA NRAS KRAS BRAF HER2 MSI PCA3 тест мутации

Что ищут на нашем сайте:

Тест 01 02 15 620, тропонин, фиброз ормонда, Иммуноблот, виллебранда, Антитела к тромбоцитам, Анализ кала на ионый дифицит, коагулограмма, АТ к кардиолипинам, кальпротектин фекальный цена, СКВ иммуноглобулины, ат к внутреннему фактору, грибовидный микоз, код 6 76 4, прионные белки, антилейкоцитарные аутоантитела, 01 02 15 030, глютен, код анализа 0726, С3 и с4 компоненты системы комплеме, иммунология.

Аутоиммунные заболевания печени и генодиагностика
Генодиагностика заболеваний печени (код 01.02.15.1120)

Наследственные (генетические) заболевания печени представляют собой группу метаболических и генетических дефектов, которые приводят к ранней хронической печеночной недостаточности. Большинство из них представляют собой дефект фермента/транспортного белка, который изменяет метаболический путь и играет решающую роль в патологическом процессе в печени. Распространенность таких заболеваний варьирует, но большинство из них являются редкими патологиями. Благодаря недавним достижениям в области генетики, молекулярная диагностика позволяет проводить раннюю и высокоспецифичную диагностику большинства этих заболеваний и помогает уменьшить количество инвазивных вмешательств на печени.

Дефицит альфа-1-антитрипсина (тест 01.02.15.1255)

Дефицит альфа-1-антитрипсина (ДААТ) является наследственным заболеванием, которое приводит к патологии легких и печени. Клинические проявления и время дебюта заболевания могут варьировать.

Первые признаки заболевания легких у людей с ДААТ обычно появляются в возрасте от 20 до 50 лет. Самыми ранними симптомами являются снижение толерантности к физической нагрузке и одышка. Другие проявления могут включать необъяснимую потерю веса, рецидивирующие респираторные инфекции, усталость и учащенное сердцебиение в положении стоя. У больных людей часто развивается эмфизема, вызванная разрушением структур альвеол. Характерные черты эмфиземы включают затрудненное дыхание, кашель и бочкообразную форму грудной клетки. Курение или воздействие промышленных поллютантов ускоряют прогрессирование симптомов эмфиземы и повреждение легких.

Приблизительно у 10% детей с дефицитом альфа-1 антитрипсина развиваются проявления заболевания со стороны печени, проявляющиеся пожелтением кожных покровов и склер. У около 15% взрослых пациентов изменения в печени приводят к формированию хронического гепатита и цирроза. К признакам цирроза относят увеличение объема живота (асцит), отеки нижних конечностей и прогрессирующую желтуху.

Степень вовлечения печени в патологический процесс может быть различной и варьирует в зависимости от возраста дебюта заболевания (от первого года жизни до 60 лет) и выраженности клинических симптомов – от хронического гепатита и цирроза до фульминантного (молниеносного) гепатита с развитием острой печеночной недостаточности. Наиболее вероятным патогенным механизмом поражения печени является накопление полимеров альфа-1-антитрипсина в эндоплазматической сети гепатоцитов с их последующим апоптозом. Прогрессия заболевания обычно носит умеренный характер, однако в некоторых случаях наблюдается раннее развитие цирроза, такие пациенты нуждаются в трансплантации печени. Кроме того, среди субъектов с ДААТ наблюдается повышенная частота развития злокачественных новообразований печени, а именно - гепатоцеллюлярной карциномы. Заместительная терапия экзогенным ААТ в этих случаях не является эффективной, так как повреждение печени происходит из-за накопления мутантных полимеров ААТ, а не из-за дефицита циркулирующего белка.

Распространенность: Дефицит альфа-1-антитрипсина встречается повсеместно, но его распространенность неоднородна. Заболевание поражает примерно 1 из 1500-3500 человек европеоидного происхождения и редко встречается в азиатских странах. Нередко ДААТ протекает под «масками» хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) и бронхиальной астмы, так и оставаясь не диагностированным. 

Наследование: Дефицит альфа-1-антитрипсина наследуется по аутосомно-доминантному типу. Доминантность означает, что две разные версии гена могут быть активными (экспрессированными), и обе версии вносят вклад в генетический признак.

Наиболее распространенная аллель гена SERPINA1, называемая М, продуцирует нормальный уровень А1АТ. Большинство людей в популяции имеют две копии аллеля М (ММ) в каждой клетке. Другие версии гена SERPINA1 приводят к снижению уровня ААТ. Например, аллель Sпродуцирует умеренно низкие уровни этого белка, в то время как наличие Zаллеля ассоциировано крайне низким уровнем ААТ. Таким образом, люди с двумя копиями аллеля Z(ZZ) имеют выраженный дефицит альфа-1-антитрипсина и, как правило, выраженную клиническую картину заболевания. Пациенты с комбинацией SZимеют сниженную концентрацию ААТ и повышенный риск развития ХОБЛ и эмфиземы легких и патологии печени.

Диагностика альфа-1 антитрипсиновой недостаточности: Диагностика дефицита альфа-1-антитрипсина в основном осуществляется лабораторными методами исследования. Лабораторный диагноз включает определение сывороточного альфа-1 антитрипсина ААТ с помощью нефелометрии с последующим качественным определением фенотипа ААТ  методом изоэлектрического фокусирования (IEF) и генотипирование. Измерение альфа-1 антитрипсина в сыворотке должно проводиться у лиц без текущих острых заболеваний, поскольку AAT является белком острой фазы иммунного ответа, и, таким образом, его концентрация повышается при воспалительных процессах любой этиологии. По тем же причинам измерение ААТ не является информативным, если повышен уровень С-реактивного белка. Анализ с помощью изоэлектрофокусирования выявляет фенотипы каждой аллели. Аллели PiМ (от М1 до М6) являются наиболее распространенными, считаются «аллелями дикого типа» и относятся к нормальным. Большинство пациентов с поражением печени или легких являются гомозиготными по PiZ или PiS фенотипу или являются гетерозиготными по двум аллелям. У таких больных уровень ААТ в сыворотке снижается до 40–60%. Гетерозиготные носители (PiMZ или PiMS) сохраняют достаточный уровень продукции ААТ и редко имеют клиническую картину. Однако изоэлектрофокусирование нередко дает ложноотрицательные результаты. В связи с этим наиболее информативным методом исследования для постановки диагноза дефицита ААТ является молекулярно-генетическое тестирование. Установлено, что у гена, ассоциированного с развитием заболевания, SERPINA1 (или PiMM), существует более 120 аллельных вариантов, характеризуемых различным уровнем снижения альфа-1 антитрипсина в сыворотке. Однако наиболее распространены в популяции 2 полиморфизма (SNP) гена SERPINA1 - G264V и G342L, ассоциированные с PiS и PiZ фенотипами соответственно. При обнаружении этих мутаций в гомозиготном состоянии или в сочетании друг с другом пациенту должно быть рекомендовано генетическое консультирование ближайших кровных родственников на предмет выявления носителей.

Прогноз заболевания: По различным оценкам в мире около 161 миллиона человек имеют одну копию аллеля S или Z и одну копию аллеля M в каждой клетке (генотипы PiMS или PIMZ). Люди с генотипами PiMS (или PiSS) обычно производят достаточное количество ААТ для защиты легких. Однако люди с аллелями PiMZ имеют повышенный риск нарушения функций легких или печени.

Генотипирование для диагностики болезни Вильсона-Коновалова (тест 01.02.05.320)

Болезнь Вильсона (БВ) является редким аутосомно-рецессивным наследственным нарушением обмена меди. Это состояние характеризуется чрезмерным отложением меди в печени, мозге и других тканях. Основной патогенетический механизм заболевания - чрезмерное поглощение меди из тонкой кишки и снижение выведения меди печенью.

Этиология: Нормальное общее содержание меди в организме составляет 50-100 мг, а среднесуточное потребление около 2-5 мг в зависимости от наличия в рационе человека бобовых, мяса, моллюсков, шоколада и других медьсодержащих продуктов. Медь является важным компонентом ряда ферментов, включая лизилоксидазу, цитохром С оксидазу, супероксиддисмутазу и дофамин бета-гидроксилазу.

Около 50%-75% меди абсорбируется в кишечнике, а затем транспортируется в гепатоциты. Этот путь не затрагивается при болезни Вильсона. После того, как медь достигает гепатоцитов, она включается в медь-содержащие ферменты и медь-связывающие белки (МСБ), включая церулоплазмин и сывороточную ферроксидазу. В норме в первые 6 месяцев жизни МСБ могут давать положительную окраску на медь. Однако в более старшем возрасте обнаружение подобного окрашивания ассоциировано с такими заболеваниями печени как болезнь Вильсона-Коновалова, хронические заболевания билиарной системы (первичный билиарный склероз, первичный склерозирующий холангит), цирроз, распространенный фиброз и гепатоцеллюлярная карцинома.

В норме избыток меди связывается с апо-металлотионеином с образованием комплексов или выводиться с желчью. Баланс меди в организме поддерживается регуляцией экскреции, а не абсорбции, и выделение меди преимущественно (приблизительно 95%) происходит через гепатобилиарную систему.

При болезни Вильсона-Коновалова процессы включения меди в церулоплазмин и выведения избытка меди в желчь нарушаются. Транспорт меди с помощью АТФ-азы типа Р, транспортирующей медь, является дефектным вследствие одной из наследственного дефекта в гене ATP7B. По результатам генетических исследований основные локусы, в которых происходят нарушения, локализуются в 13q14-q21.

Многие из дефектов гена ATP7B представляют собой небольшие делеции, инсерции или миссенс-мутации. Большинство пациентов несут разные мутации на каждой из 2 хромосом. Было выявлено более 40 различных мутаций, наиболее распространенной из которых является замена гистидина на глютамин в положении 1069 (H1069Q). Также установлено, что мутация H1069Q ассоциирована с поздними неврологическими проявлениями.

Избыток меди в результате болезни Вильсона-Коновалова способствует образованию свободных радикалов, что приводит к окислению липидов и белков. Уже на ранних стадиях гепатоцеллюлярного повреждения могут быть обнаружены ультраструктурные нарушения в эндоплазматическом ретикулуме, митохондриях, пероксисомах и ядрах. Первоначально избыток меди накапливается в печени, что приводит к повреждению гепатоцитов. Позднее, когда отложение меди в печени становится избыточным, увеличивается ее концентрация в циркулирующей крови с последующим ее отложением в других органах и системах.

Клиническая картина: Болезнь Вильсона-Коновалова - это редкое генетическое заболевание, начинающееся с дисфункции печени. Обычно повреждение развивается в возрасте шести лет, однако клинические проявления чаще можно обнаружить в подростковом возрасте или к 20 годам. Симптомы заболевания включают в себя: желтуху (желтое окрашивание кожных покровов, слизистых и склер глаз), отеки голеней и увеличение живота в объеме (асцит) вследствие нарушения онкотического давления плазмы, образование аномальных сосудистых анастомозов в виде варикозно расширенных вен пищевода, которые могут вызывать кровотечения, а также склонность к образованию кровоподтеков и увеличению длительности кровотечений. Некоторые пациенты с болезнью Вильсона могут иметь лишь незначительные отклонения в биохимических показателях функции печени, не имея никаких иных симптомов на протяжении многих лет. Характерный патогномоничный симптом отложения меди в виде коричневого ободка на роговице глаз (кольца Кайзера-Флейшера) формируется обычно к 40 годам и редко может быть обнаружен у детей. Кольцо Кайзера-Флейшнера является непостоянным признаком и отмечается менее чем у 50% пациентов.

У некоторых пациентов может развиваться печёночная недостаточность.  В этом случае можно обнаружить стремительное нарастание симптомов печеночной недостаточности с развитием гемолитической анемии и угнетением сознания вплоть до печеночной энцефалопатии и комы.

У ряда пациентов дисфункция печени может не проявляться долгие годы, тогда на передний клан клинической картины выходят неврологические нарушения. Распространенные неврологические симптомы болезни Вильсона, которые могут появляться и прогрессировать со временем, включают - тремор, непроизвольные движения, трудности с глотанием (дисфагия), нарушения речи и артикуляции (дизартрия), отсутствие координации, спастичность и ригидность мышц. Почти у всех пациентов с неврологическими симптомами есть кольца Кайзера-Флейшера, которые могут быть обнаружены при офтальмологическом осмотре.

Психиатрические проявления болезни Вильсона могут широко варьировать от пациента к пациенту. Эти симптомы часто путают с другими заболеваниями - от депрессии до шизофрении, и часто ошибочно диагностируются как злоупотребление психоактивными веществами. Нередко у пациентов обнаруживаются изменения личности и поведенческие нарушения. У большинства больных с психиатрическими симптомами одновременно возникают и неврологические, или они развиваются в течение трех лет.

Нередко у молодых женщин наблюдается позднее начало менструаций или их прекращение до начала лечения. Это связано с общим изменением метаболизма гормонов вследствие нарушения функции печени, вызванной болезнью Вильсона-Коновалова. Также среди пациенток встречаются и другие нарушения менструального цикла, в том числе аменорея, а также выкидыши и бесплодие.

К другим проявлениям болезни Вильсона-Коновалова относят мочекаменную болезнь и повреждение почечных канальцев, ранний артрит и другие поражения костей и суставов, включая остеопороз и остеофитоз крупных суставов. Также встречаются сужения суставных щелей суставов позвоночного столба и конечностей.

Диагностика: Диагностика БВ основывается на совокупной оценке анамнеза, клинических данных и специфических тестов. Такие исследования могут включать офтальмологический осмотр глаз при помощи щелевой лампы для выявления колец Кайзера-Флейшера, оценка уровня церулоплазмина сыворотки (снижается) и экскреции меди с мочой (повышается). В редких случаях может быть рекомендована биопсия печени с последующим морфологическим исследованием отложения меди паренхиме органа. Наиболее важным этапом диагностики является молекулярно-генетическое исследование. Так как в литературе описано более 300 мутаций гена ATP7B, тестом выбора является секвенирование локусов, ответственных за развитие патологии. Однако в связи с тем, что мутация H1069Q встречается в 30-60% случаев заболевания среди европейской популяции, является целесообразным её определение с помощью аллель-специфической ПЦР совместно с методом секвенирования. При обнаружении упомянутых генетических нарушений пациентам может быть рекомендовано генетическое консультирование ближайших родственников на предмет бессимптомного носительства аберраций, ассоциированных с болезнью Вильсона-Коновалова.

Крайне важно диагностировать БВ на ранних стадиях развития. Именно ранняя диагностика и своевременное лечение позволяют избежать хронической печеночной недостаточности и неврологической дисфункции.

Генодиагностика наследственного гемохроматоза (тест 01.02.15.1020)

Наследственный гемохроматоз (НГ) это группа генетических нарушений, характеризующихся накоплением железа в различных органах и тканях, таких как – печень, сердце, поджелудочная железа. Избыток железа вызывает повреждение различных органов, обуславливая клиническую картину заболевания. Наиболее распространенная форма гемохроматоза известна под разными названиями, включая гемохроматоз I типа, гемохроматоз, ассоциированный с HFE-геном, наследственный гемохроматоз и классический наследственный гемохроматоз. Накопление железа при классическом наследственном гемохроматозе происходит медленно в течение многих лет. У многих пациентов клиническая картина заболевания может не проявляться вплоть до возраста 40—60 лет, как правило, раньше симптомы дебютируют у мужчин. Общие проявления включают в себя боль в животе, слабость, вялость и немотивированную потерю веса. Без лечения классический наследственный гемохроматоз может прогрессировать, вызывая серьезные, опасные для жизни осложнения, включая недостаточность вовлеченных органов.

Избыточное накопление железа приводит к целому ряду расстройств различных систем и органов, объединенных под общим названием – перегрузка организма железом. Эти нарушения вызваны мутациями разных генов и имеют различные клинические проявления. Классический наследственный гемохроматоз обусловлен мутациями гена HFE.

Клиническая картина: Симптомы классического наследственного гемохроматоза  развиваются постепенно в течение многих лет по мере накопления железа в организме. Обычно клиническая картина развивается в возрасте 40-60 лет, но может появиться позже или раньше. Редко можно ожидать развития симптомов гемохроматоза до 20 лет. Проявления заболевания и их тяжесть могут варьировать в зависимости от пораженного органа. У некоторых пациентов состояние длительное время протекает скрыто, у других же могут развиться осложнения вплоть до тяжелой недостаточности того или иного органа.

Ранние симптомы классического наследственного гемохроматоза включают артриты, особенно в мелких суставах пальцев, усталость, слабость, боль в животе, необъяснимую потерю веса, увеличение печени и селезенки (гепато- и спленомегалия).

Дополнительные симптомы возникают в зависимости от вовлечения в процесс конкретных органов. При классическом наследственном гемохроматозе чаще всего поражаются печень, поджелудочная железа, сердце и кожа. И если вовремя не начать лечение, заболевания может привести к тяжелым осложнениям со стороны этих органов.

Поражение печени, связанные с наследственным гемохроматозом, обычно включают гепатомегалию, формирование фиброза и цирроза печени и портальную гипертензию. Нередко эти состояния приводят к хронической печеночной недостаточности. В дебюте заболевания у пациентов может быть обнаружены лишь незначительные отклонения от нормы биохимических показателей функции печени (повышение значений АЛТ и АСТ) при отсутствии клинической картины. Известно, что больные наследственным гемохроматозом имеют повышенную частоту заболеваемости онкологическими заболеваниями печени по сравнению со здоровым населением в целом. Специфической формой рака печени, потенциально связанной с заболеванием, является гепатоцеллюлярная карцинома.

У некоторых пациентов с НГ развивается сахарный диабет 2 типа с повышением инсулинорезистентности периферических тканей и гиперинсулинемией. Нередко можно встретить гемохроматоз-ассоциированный СД с дефицитом инсулина, связанный с непосредственным отложением железа в поджелудочной железе.

Прогрессирующая гиперпигментация (потемнение участков кожи), иногда называемое бронзированием, является еще одним распространенным признаком классического наследственного гемохроматоза. Это состояние возникает вследствие накопления меланина в коже.

Патогенез:  Классический наследственный гемохроматоз обусловлен мутациями в гене HFE. Ген, отвечающий за классический наследственный гемохроматоз (HFE), передается по аутосомно-рецессивному типу, локус HFE расположен на участке p21.3 хромосомы 6. К настоящему моменту выявлено несколько связанных с риском развития гемохроматоза мутаций в гене HFE, наиболее значимые из которых – HFE: 845 G>A, HFE: 187 C>G и HFE: 193 A>T. Эти мутации наследуется по аутосомно-рецессивному типу.

Гепсидин является специализированным белком, который является основным регулятором всасывания железа в организме, в том числе отвечает за абсорбцию железа в желудочно-кишечном тракте. Мутации в гене HFE приводят к недостаточному уровню функционального гепсидина, что, в свою очередь, приводит к избыточному всасыванию железа из ЖКТ. Железо является одним из микроэлементов, необходимых для полноценного функционирования организма. Оно встречается во многих видах пищи, включая красное мясо, птицу, яйца и овощи. Количество железа в организме должно оставаться в строго определенных границах. Его дефицит ведет к развитию железодефицитной анемии, а избыток приводит к перегрузке тканей железом с развитием характерной клинической картины наследственного гемохроматоза.

Большинство пациентов с НГ имеют мутацию C282Yв гомозиготной форме. Однако исследования показывают, что даже при наличии 2 аллелей гена HFE с аберрацией C282Y у 30% людей не имеют выраженной клинической картины заболевания. Это может быть связано с различной пенетрантностью мутации.

Также показано, что наследственный гемохроматоз может развиваться у людей, несущих лишь одну копию мутации С282Yв том случае, если у них присутствует иная мутация в гене HFE. Так, при одновременном присутствии мутаций C282Yи H63Dв гетерозиготных состояниях у пациента с большой вероятностью проявятся симптомы заболевания, как и в случае с гомозиготным носительством C282Y(феномен компаунд-гетерозиготности). Отмечено, что при наличии лишь одной копии «доброкачественной мутации» H63Dили S65Cгемохроматоза протекает в легкой или же скрытой форме.

Диагностика: Диагноз классического наследственного гемохроматоза ставится на основании выявления характерных симптомов, сбора подробного анамнеза пациента, тщательной клинической оценки и различных специализированных тестов.

Ранняя диагностика НГ на основании клинических проявлений заболевания обычно затруднена вследствие того, что у большинства пациентов перегрузка железом проявляется клинически лишь на поздних этапах заболевания, а основные симптомы носят неспецифический характер. Обследование на наследственный гемохроматоз стоит проводить пациентам, у которых обнаруживаются следующие симптомы: необъяснимая гепатомегалия, фиброз и цирроз печени, гиперпигментация кожи, кардиомиопатия (увеличение размеров сердца), сахарный диабет, артриты.

В анализах крови у пациентов с гемохроматозом можно обнаружить повышения уровня железа сыворотки, а также белков трансферрина (участвует в транспорте железа из ЖКТ в кровоток) и ферритина (отражает насыщенность крови железом).

Биопсия печени в настоящий момент не рекомендована к использованию в качестве диагностического теста на наследственный гемохроматоз. Гистологическое исследование ткани печени может быть полезно для определения прогноза заболевания у гомозиготных носителей мутации C282Y, а также для подтверждения наличия и определении степени выраженности цирроза. Вспомогательным визуализационным методом может послужить МРТ, способная выявить повышение плотности паренхимы печени вследствие накопления железа.

Наиболее чувствительным методом обследования на наследственный гемохроматоз является молекулярно-генетическое тестирование. Оно включает в себя исследование гена HFEна наличие 3 наиболее распространенных мутаций, ответственных за развитие заболевания – C282Y, H63Dи S65C. Носителям наиболее агрессивной мутации C282Yможет быть рекомендовано обследование ближайших родственников на предмет бессимптомного течения заболевания.

Ранняя диагностика и своевременное лечение существенно улучшают прогноз в отношении повреждения органов и тканей избытком железа.

 

Неалкогольная жировая болезнь печени, генодиагностика (тест 01.02.15.1120)

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) – это многофакторное заболевание печени, часто ассоциированное с ожирением, инсулинорезистентностью и метаболическим синдромом. Распространенность этого состояния крайне велика (по разным оценкам от 5 до 40% всего населения) и продолжает стремительно расти, становясь одним из главных факторов риска цирроза, рака печени и трансплантации этого органа во всем мире.

Неалкогольная жировая болезнь печени определяется как накопление значительного жирового компонента в печени у лиц, не злоупотребляющих алкоголем. Заболевание может длительное время протекать доброкачественно и не вызывать никаких специфических проявлений у пациентов.

Накопление триглицеридов в клетках печени (простой неалкогольный стеатоз) определяется как первая стадия заболевания. На этом этапе заболевания может существовать долгие годы, никак не проявляя себя, не меняя качества жизни пациента и не отражаясь на ее продолжительности. Однако у некоторых лиц течение стеатоза осложняется хроническим низкоактивным воспалением в паренхиме печени – развивается следующая стадия заболевания, неалкогольный стеатогепатит. Именно развитие неалкогольного стетогепатита и скорость его прогрессии отражают степень злокачественности заболевания. Воспалительный ответ в ткани печени ведет к нарастанию доли соединительнотканных элементов к функционирующим гепатоцитам, развивается фиброз и цирроз печени. Кроме того, наличие неалкогольного стеатогепатита существенно предрасполагает к развитию гепатоцеллюлярной карциномы, рака печени.

Каждый год от 1,0 до 6,5% взрослого населения Земли переходят от доброкачественного простого стеатоза до стремительно прогрессирующего и часто несущего за собой осложнения неалкогольного стеатогепатита. Обычно это происходит у лиц, которые имею факторы риска злокачественного течения НАЖБП – ожирение, метаболический синдром, сахарный диабет второго типа, низкий уровень физической активности, несбалансированное питание, прием ряда медикаментов. Однако было установлено, что решающую роль в стремительной прогрессии заболевания играют генетические факторы.

Главным генетическим фактором перехода стеатоза в неалкогольный стетогепатит является полиморфизм гена PNPLA3, кодирующий аминокислотную замену изолейцина на метионин в положении 148 (I148M). Указанная аберрация локализуется в непосредственной близости от активного центра одноимённого фермента PNPLA3, ответственного за гидролиз триглицеридов в печени. Потеря белком своей функции вызывает накопление жирового компонента в гепатоцитах с последующим высвобождением провоспалительных и профиброгенных цитокинов в ответ на повреждение клеток.

При наличии у пациента ожирения и гиперинсулинемии измененный PNPLA3 (I148M)  протеин аккумулируется на поверхности жировых капель гепатоцитов. С утратой своей каталитической активности нарушается утилизация липидов, и метаболизм жиров в печени изменяется в пользу их накопления. Кроме того, при избыточном отложении триглицеридов активируется путь их утилизации с помощью бета-перекисного окисления липидов. Продуктами этого процесса являются активные радикалы кислорода, повреждающие мембраны окружающих клеток и провоцирующие гибель гепатоцитов апоптозом с последующей местной воспалительной реакцией.

Кроме того, белок PNPLA3 играет роль в гидролизе ретинолпальмитата, накопительной формы ретинола, чьи метаболиты участвуют в регуляции транскрипции различных генов в печени. Полиморфизм PNPLA (I148M) способствует накоплению жирового компонента ретинолпальмитата в звездчатых клетках печени. Аккумуляция липидов активирует трансформацию этих клеток в миофибробластоподобные, секретирующие коллаген. Указанный путь является основным патогенетическим механизмом формирования фиброза печени.

Согласно различным исследованиям, полиморфизм I148M также ассоциирован с более злокачественным течением алкогольной жировой болезни печени и хроническим гепатитом C. Кроме того, установлено, что наличие аберраций в гене PNPLA3 существенно повышает риск развития гепатоцеллюлярной карциномы. Также представляет интерес тот факт, что аберрация является прогностическим фактором развития стеатогепатита опосредованно он инсулинорезистентности и избыточной массы тела.

Таким образом, молекулярно-генетическое определение полиморфизма I148M в гене PNPLA3 может быть рекомендовано пациентам с НАЖБП  на любой стадии развития, вне зависимости от наличия или отсутствия иных факторов риска перехода простого стеатоза в неалкогольный стеатогепатит.

Друзья:

VIMANA.su уфология и палеоконтакт
Мини-юбка.ru