Лаборатория диагностики аутоиммунных заболеваний. СПбГМУ им.ак.И.П.Павлова.

 

        
 
 

как нас найти          о лаборатории          направление и прейскурант СПбГМУ          Публикации          Вакансии          Задать вопрос!          полезные ссылки          

  Аутоиммунные заболевания
     Аутоиммунные заболевания, определение
     Аутоиммунные заболевания, эпидемиология
     Аутоантитела при аутоиммунных процессах
     Аутоиммунные заболевания, диагностика
     Клиническая лабораторная эпидемиология
  Системные ревматические заболевания
     Антинуклеарные антитела (АНА)
     Антинуклеарный фактор (АНФ) и тип свечения ядра
     Антинуклеарный фактор на клеточной линии HEp-2 (код 01.02.15.005)
     Антитела к экстрагируемому нуклеарному антигену ENA (код 01.02.15.160)
     Скрининг болезней соединительной ткани (код 01.02.15.245)
     Антитела к двуспиральной дсДНК (дсДНК-NcX), тест второго поколения (тест 01.02.15.124)
     Антитела к нуклеосомам, тест второго поколения (код 01.02.15.425)
     Обследование при СКВ (системной красной волчанке) код 01.02.15.230
     Дифференциальная диагностика СКВ и других ревматических заболеваний (код 01.02.15.430)
     Иммуноблот антинуклеарных антител (код 01.02.15.165)
     Иммуноблот антинуклеарных антител при склеродермии (код 01.02.15.535)
     DAT/Кумбс: скрининг полиспецифических агглютининов (код 01.02.15.890)
     DAT/Кумбс: профиль моноспецифических агглютининов (код 01.02.15.895)
     Холодовые агглютинины (код 01.02.15.900)
     Антитела к дсДНК, подтверждение на Cr.luciliae (код 01.02.15.905)
     Антитела к лимфоцитам, класса IgG (код 01.02.15.925)
     Диагностика хориоретинопатии Бирдшота (генотипирование HLA-A29).
  Ревматоидный артрит и артропатии
     Диагностика ревматоидного артрита, критерии
     Диагностика ювенильного артрита
     Диагноз серонегативных артропатий
     АЦЦП анализ: Антитела к циклическому цитруллиновому пептиду, АЦЦП/ССP/ACPA (код 01.02.15.081)
     Антитела к модифицированному цитруллинированному виментину), АМЦВ/ MCV (код 01.02.15.405)
     Ревматоидный фактор (РФ), общее содержание (код 01.02.15.015)
     Антикератиновые антитела, АКА (код 01.02.15.065)
     Ревматоидный фактор класса IgA (код 01.02.15.585)
     Скрининг ревматоидного артрита (код 01.02.15.410)
     Типирование гена HLA B27 (код 01.02.15.307)
     Кристаллы в синовиальной жидкости: диагностика микрокристаллических артопатий (код 01.02.15.385)
     Генотипирование HLA-Cw6 при псориазе.
  Антифосфолипидный синдром (АФС), патогенез и диагностика
     Критерии диагностики антифосфолипидного синдрома
     Оценке риска тромбоза и акушерской патологии при антифосфолипидном синдроме (АФС)
     Антитела к кардиолипину (АКЛА) классов IgG и IgM (код 01.02.15.145)
     Антитела к бета-2 гликопротеину (код 01.02.15.225)
     Антитела к фосфатидилсерину-протромбину (PS-PT) (код 01.02.15.615)
     Антитела к аннексину V (А5), классов IgG и IgM (код 01.02.15.291)
     Антитела к тромбоцитам класса IgG (код 01.02.15.487)
     Иммуноблот антифосфолипидных антител IgG/IgM (код 01.02.15.875)
  Диагностика васкулитов и поражения почек, Антитела к цитоплазме нейтрофилов
     Классификация первичных васкулитов
     Диагностика васкулитов крупных сосудов
     Диагностика гранулематозных васкулитов
     Диагноз иммунокомплексных васкулитов
     Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА/ANCA) класса IgG (код 01.02.15.010)
     Антитела к эндотелию на клетках HUVEC (код 01.02.15.395)
     Антитела к протеиназе 3 (ПР-3/PR-3) класса IgG (код 01.02.15.140)
     Антитела к миелопероксидазе (МПО) (код 01.02.15.135)
     Антитела к антигенам антинейтрофильных антител ANCA-панель (код 01.02.15.415)
     Диагностика гранулематозных васкулитов (код 01.02.15.035)
     Антитела к базальной мембране клубочка (код 01.02.15.085)
     Диагностика быстропрогрессирующего гломерулонефрита (код 01.02.15.090)
     Антитела к C1q фактору комплемента (код 01.02.15.365)
     Антитела к рецептору фосфолипазы А2 (PLA2R), диагностика мембранозного гломерулонефрита (код 01.02.15.311)
     Антинейтрофильные антитела (код 01.02.15.680)
     HLA B51 типирование для диагностики болезни Бехчета (код 01.02.15.1185)
  Аутоиммунные заболевания легких и сердца
     Активность АПФ (Ангиотензин-превращающий фермента), диагностика саркоидоза, код 01.02.15.370)
     Неоптерин в сыворотке крови (код 01.02.15.470)
     Антитела к миокарду (код 01.02.15.170)
     Диагностика воспалительных миокардиопатий (код 01.02.15.335)
  Целиакия лабораторная диагностика, анализы у детей и взрослых
     Целиакия (глютеновая энтеропатия), определение и история описания
     Генетика целиакии - типирование HLA-DQ2 и HLA-DQ8 (тест 01.02.15.431) для определения риска целиакии
     Антитела к тканевой трансглютаминазе (ТТГ) класса IgA (TG2) (код 01.02.15.191)
     Антитела к тканевой трансглютаминазе класса IgG (код 01.02.15.186)
     Антитела к глиадину (дезаминированные пептиды глиадина) класса IgG (код 01.02.15.176)
     Морфология и клинические проявлении целиакии
     Распространенность и эпидемиология целиакии
     Антитела и критерии диагностики целиакии
     Антитела к эндомизию IgA (код 01.02.15.195)
     Антитела к дезамидированным пептидам глиадина (ДПГ) класса IgA (код 01.02.15.181)
     Антитела к ретикулину классов IgA и IgG (код 01.02.15.200)
     Скрининг целиакии (код 01.02.15.211)
     Серологическая диагностика (уточнение диагноза) целиакии (код 01.02.15.215)
     Полное обследование при целиакии, развернутая серология (код 01.02.15.221)
     Диагностика целиакия без боли у детей и взрослых
  Пищевая аллергия и непереносимость глютена
     Диагностика пищевой аллергии
     Иммуноблот при пищевой аллергии (код 01.02.15.1270 и код 01.02.15.1275)
     Зонулин фекальный (код 01.02.15.1280)
     Эозинофильный нейротоксин (EDN) в стуле (код 01.02.15.1050)
  Аутоиммунный гастрит и лактазная недостаточность
     Антитела к обкладочным (париетальным) клеткам желудка (код 01.02.15.050)
     Антитела к внутреннему фактору (фактору Кастла) (код 01.02.15.546)
     Диагностика аутоиммунного гастрита и пернициозной анемии (код 01.02.15.610)
     Альфа 1-антитрипсин в стуле, кишечная потеря белка (код 01.02.15.502)
     Ионнный дефицит стула (Остаточная осмолярность, Stool osmotic gap) (код 01.02.15.489)
     Желчные кислоты в стуле при холагенной диарее (код 01.02.15.1265)
  Поражения ЖКТ, болезнь Крона, язвенный колит и аутоиммунный панкреатит
     Аутоиммунные заболевания и онкологические заболевания ЖКТ
     Скрытая кровь (гемоглобин) в кале (FOB) в диагностике колоректального рака
     НПВС энтеропатия и фекальные биомаркеры
     Кальпротектин фекальный и другие биомаркеры воспаления при ВЗК
     Кальпротектин фекальный (код 01.02.15.550)
     Гемоглобин в стуле - FOBT (код 01.02.15.720)
     Скрининг заболеваний желудочно-кишечного тракта - FOBT и кальпротектин (код 01.02.15.735)
     Антитела к Saccharomyces cerevisiae (ASCA) и другие антигликановые антитела
     Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) при ВЗК
     ASCA анализ: Антитела к сахаромицетам класса IgG (код 01.02.15.250)
     Антитинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) класса IgA (код 01.02.15.460)
     Диагностики болезни Крона и язвенного колита (код 01.02.15.256)
     Антитела к бокаловидным клеткам кишечника (код 01.05.15.486)
     Антитела к экзокринной части поджелудочной железы (код 01.02.15.675)
     Антитела к GP2 антигену классов IgG и IgA (код 01.02.15.631)
     IgG4-ассоциированный аутоиммунный панкреатит
     IgG4-ассоциированные заболевания: панкреатит, сухой синдром, ретроперитонеальный фиброз (болезнь Ормонда), тиреоидит (болезнь Риделя)
     Иммуноглобулин подкласс IgG4, диагностика аутоиммунного панкреатита (код 01.02.15.540)
     Активность химотрипсина в стуле (код 01.02.15.1055)
     Стеатокрит стула для измерения свободного жира (код 01.02.15.1075)
  Аутоиммунные заболевания печени и генодиагностика
     Генодиагностика заболеваний печени (код 01.02.15.1120)
     Антитела к гладким мышцам (F-актину) (код 01.02.15.040)
     Антитела к микросомам печени почек, LKM-1 (код 01.02.15.055)
     Антитела к митохондриям АМА (М1-М9) (код 01.02.15.045)
     Антитела к асиалогликопротеиновому рецептору (anti-ASGPR) класса IgG (01.02.15.635)
     Скрининг аутоиммунного поражения печени (01.02.15.060)
     Иммуноблот аутоантител при аутоиммунных заболеваниях печени (код 01.02.15.306)
     Развернутая серология аутоиммунных заболеваний печени (код 01.02.15.301)
     Аутоиммунный гепатит
     Диагностика синдрома Жильбера (UTG)
  Аутоиммунные неврологические заболевания
     Олигоклональный иммуноглобулин IgG в ликворе и сыворотке крови (код 01.02.15.155)
     Индекс альбумина в ликворе - Qalb (код 01.02.15.580)
     Антитела к аквапорину 4, диагностика оптиконевромиелита (болезни Девика) (код 01.02.15.576)
     Антитела к NMDA глютаматному рецептору (код 01.02.15.456)
     Антитела к ганглиозидам, иммуноблот (код 01.02.15.620)
     Антитела к ацетилхолиновым рецепторам, АхР, AchR (код 01.02.15.625)
     Антитела к скелетным мышцам (код 01.02.15.115)
     Иммуноблот антител при полимиозите (код 01.02.15.320)
     Антитела к миелину (код 01.02.15.695)
     Антинейрональные антитела, метод нРИФ (код 01.02.15.1085)
     Антитела к нейронам, иммуноблот (код 01.02.15.401)
     Развернутая диагностика митохондриальных заболеваний (MELAS, MERRF, наследственная офтальмоплегия, с-м Кернса-Сейра, нейропатии Лебера и другие состояния). 01.02.15.1300
  Нейрогенетика для диагностики неврологической патологии
     Нейрогенетика и наследственные заболевания
     Экспансионные заболевания в неврологии и экспансии нуклеотидных повторов
     Диагностика болезни Гентингтона (код 01.02.15.750)
     Гентингтоноподобные заболевания 2-го (код 01.02.15.820) и 4-го (код 01.02.15.825) типов
     Дентаторубропаллидолюисова атрофия (ДРПЛА) - (код 01.02.15.830)
     Атаксия Фридрейха (код 01.02.15.755)
     Синдром Мартина-Белла (код 01.02.15.880)
     Синдром тремора-атаксии (код 01.02.15.880)
     Миотоническая дистрофия 1 типа (01.02.15.745)
     Миотоническая дистрофия 2 типа (код 01.02.15.740)
     Окулофарингеальная миодистрофия (код 01.02.05.255)
     Спинальная мышечная атрофия, ассоциированная с геном SMN1 (код 01.02.15.860)
     Болезнь Кеннеди (код 01.02.05.250)
     Наследственный боковой амиотрофический склероз, экспансия в гене C9orf72 (код 01.02.15.860)
     Генодиагностика болезни Шарко-Мари-Тута 1А и наследственной нейропатии с параличами от сдавления (ген PMP22)(код 01.02.15.765)
     Аутосомно-доминантные спиноцеребеллярные атаксии
     Первичная дистония 1 типа (код 01.02.15.855)
     Генетические аспекты задержки развития и нарушения интеллектуальных функций (коды 01.02.05.300; 01.02.05.330; 01.02.05.295;01.02.15.880; 01.02.05.290)
     Выявление субтеломерных делеций и анеуплоидий (код 01.02.05.330)
     Моногенные причины отставания развития (код 01.02.15.880 и 01.02.05.290)
     Диагностика основных микродупликационных и микроделеционных синдромов (код теста 01.02.05.300)
     Генетика тромбофилии: выявление полиморфизмов генов F2, F5, F7, F13, FGB, ITGA2, ITGB3, PAI-1 (код 01.02.05.270)
     Исследование гена SOD1 при боковом амиотрофическом склерозе (01.02.15.1145)
     Генодиагностика спастической параплегии (болезнь Штрюмпеля) (SPG4). 01.02.05.305
     Генодиагностика наследственных форм болезни Паркинсона (включает копийность PARK1 (SNCA; alpha-synuclein), PARK2 (Parkin), PARK5 (UCHL1), PARK6 (PINK1), PARK7 (DJ1), PARK8 (Dardarin) и ATP13A2, точечные мутации SNCA A30P, LRRK2 G2019S). 01.02.15.1015
     Генодиагностика болезни Фабри (GLA). 01.02.15.1150
     Синдром тремора/атаксии (01.02.15.880)
     Комплексная генодиагностика гентингтоноподобных заболеваний (код 01.02.15.835).
     Комплексная генодиагностика мозжечковых атаксий (СЦА 1,2,3,6,7; болезнь Фридрейха). Код 01.02.15.815
     Комплексная диагностика редких форм спиноцеребеллярных атаксий (СЦА 8,10,12,17, 36) . Код 01.02.15.1195
  Аутоиммунные эндокринопатии
     Стимулирующие антитела к рецептору ТТГ (тиреотропного гормона) (код 01.02.15.270)
     Антитела к антигенам островковых клеток (GAD/IA2) (код 01.02.15.571)
     Антитела к островковым клеткам (ICA) (код 01.02.15.265)
     Антитела к инсулину, эндогенному (код 01.02.15.556)
     Антитела к глютаматдекарбоксилазе (GAD) (код 01.02.15.561)
     Антитела к тирозин-фосфатазе (IA-2) (код 01.02.15.566)
     Антитела к стероидпродуцирующим клеткам надпочечника (код 01.02.15.120)
     Антитела к стероид-продуцирующим клеткам яичка (код 01.02.15.446)
  Аутоиммунные заболевания и биопсия кожи
     Антитела к десмосомам (код 01.02.15.100)
     Антитела к базальной мембране кожи (код 01.02.15.105)
     Диагностика буллезных дерматозов (код 01.02.15.110)
     Антитела к десмоглеину-1 (код 01.02.15.590)
     Антитела к десмоглеину 3 (код 01.02.15.595)
     Антитела к белку ВР 180 (код 01.02.15.600)
     Антитела к белку ВР230 (код 01.02.15.605)
  Парапротеинемии и иммунофиксация
     Парапротеин, его свойства
     Миелома и другие парапротеинемии
     Скрининг парапротеинов (М-градиента) в сыворотке крови, иммунофиксации с поливалентной сывороткой (код 01.02.15.421)
     Иммунофиксация парапротеина (M-градиента) сыворотки крови с панелью антисывороток (IgG/A/M/E/D/k/l) (код 01.02.15.655)
     Свободные легкие цепи иммуноглобулинов при парапротеинемиях
     Диагностика амилоидоза: аспираты подкожного жира и мониторинг амилоидоза
     Протеинурия и белок Бенс-Джонса в моче с помощью иммунофикации (код 01.02.15.640)
     Диагностика синдрома гипервязкости крови (код 01.02.15.870)
  Биомаркеры аутоиммунных заболеваний
     Иммунные комплексы IgG, связывающие C1q
     Общая гемолитическая способность сыворотки (CH-50) (код 01.02.15.700)
     Выявление иммунокомплексной патологии (С1q-ИК и СН-50) (код 01.02.15.730)
     Ингибитор С1 эстеразы (С1INH) (код 01.02.15.705)
     Определение неоптерина в сыворотке крови (тест 01.02.15.470)
  Диагностика нарушений обмена
     Комплекс электрофореза липидов с типированием дислипидемий
     Комплекс электрофореза липидных фракций с типированием гиперлипидемий по классификации ВОЗ (ЛПВП, ЛОНП, ЛПНП, Lp(a), хиломикроны)
     Электрофорез основных липидных фракций с расчетом содержания триглицеридов (код 01.02.15.1155)
     Электрофорез основных липидных фракций с расчетом содержания холестерина (код 01.02.15.1160)
     Генодиагностика семейной гиперхолестеринемии (ген LDLR)
     Мутации в гене PCSK9, характерные для редкой формы наследственной гиперхолестеринемии
     Выявление мутаций в гене APOB100, характерных для наследственной гиперхолестеринемии
     Комплексная диагностика семейной гиперхолестеринемии (АРОВ100, LDLR, PCSK9)
     Типирование аллелей е2, е3, е4 гена АРОЕ
  Диагностика анемий
     Диагностика аутоиммунной гемолитической анемии
     Осмотическая стойкость эритроцитов для диагностики неиммунных гемолитических анемий (код 01.02.15.930)
     Электрофорез гемоглобина для диагностики гемоглобинопатий
     Коэффициент рецептора трансферрина/ферритин (код 01.02.15.945)
  Лабораторная диагностика мочекаменной болезни (МКБ)
     Исследование рН мочи в ранней утренней и дневной моче (код 01.02.15.1105)
     Кальций-креатининовый индекс разовой мочи (код 01.02.15.1100)
     Исследование литогенных субстанций суточной мочи (код 01.02.15.1090)
  Онкогенетика: выявление онкогенов в материале опухолей
     Онкоген BRAF (колоректальный рак, рак легкого, меланома, рак щитовидной железы)
     Онкоген NRAS (колоректальный рак, рак щитовидной железы, меланома)
     Онкоген KRAS (колоректальный рак, рак легкого, рак щитовидной железы)
     Онкоген HRAS (рак щитовидной железы)
     Онкоген EGFR (рак легкого)
     Онкоген ALK (рак легкого)
     Онкоген ROS1 (рак легкого)
     Мутации онкогена BRCA (рак молочной железы)
     Экспрессия онкогена HER2 (рак молочно железы)
     Мутации гена c-KIT (меланома)
     Микросателлитная нестабильность (MSI) (01.02.05.245)
     Определение мутаций гена PDGFRa
     Определение экспрессии PDL1.
     Выявление мутаций в цитологическом и гистологическом материале при образованиях щитовидной железы (мутации в генах BRAF, TERT, KRAS, NRAS, HRAS, RET/PTC, PAX8/PPRGy) (01.02.15.1210)
     Выявление мутаций в цитологическом или гистологическом материале образований легкого (мутации в генах EGFR, KRAS, BRAF, HER2) ( 01.02.15.1205)
     Исследование мутаций в ткани при колоректальном раке (MSI, мутации в генах KRAS, NRAS, BRAF) (01.02.15.1230)
  Диагностика рака предстательной железы (экспрессия PCA3 гена и TMPRSS2-ERG)


для медицинских работников:
подписаться на рассылку

зарегистрируйте свою электронную почту на сайте и получайте дополнительные информационные материалы по аутоиммунной диагностике


Вход на сайт
Логин:
Пароль:

зарегистрироваться вспомнить пароль


где сдать анализ крови на тест анализы спб СПб инвитро Петербург Питер на целиакию аутоиммунные заболевания аутоантитела онкогенетика онкогены онкоген аутоиммунная диагностика Лапин autoimmun антиядерные лабораторная антинуклеарный фактор антинуклеарные антитела HEp-2 тип волчанка свечения амилоидоз склеродермия иммуноблот ревматоидный цитруллиновый расшифровка экстрагируемые скрининг заболевания смешанное системная СКВ артрит дсДНК CCP ССР АЦЦП саркоидоз антинейтрофильные криоглобулины гранулематозные АНФ АНЦА ANCA ENA иммунофиксация васкулиты Крона целиакия аутоиммунный печени язвенный колит глиадину трансглутаминазе стероидпродуцируюшим Вегенера яичника эндокринопатии пузырные пузырчатка пемфигоид рассеянный склероз миастения миелина белок олигоклональный изоэлектрофокусирования IgG IgA IgM легкие цепи полиневрит ганглиозидам полимиозит парапротеин миелома неоптерин островковые GAD антимитохондриальные гладкие скелетные мышцы ASCA колит антигену фосфолипидный синдром кардиолипину фосфолипидам гликопротеину нуклеосомам SSA SSB RNP Sm CENT Scl Jo-1 АМА антикератиновые антиперинуклеарный MCV LKM-1 рецептору иммунофлюоресценция ИФА иммунологическая лаборатория университет санкт-петербург павлова Чардж-Стросса полиангиит микрокристаллические первичный билиарный цирроз трансглутаминаза трансглютаминаза критерии ревматоидного артрита 2010 года СПб Питер Петербург нейрогенетика BRCA NRAS KRAS BRAF HER2 MSI PCA3 тест мутации

Что ищут на нашем сайте:

аутоимунная панель печени, антитела RP 11 RP 155, Коллагенозы, иммуноблот, болезнь крона, lucilia, бОЛЕЗНЬ КРОНА, Антифосфолипидные антитела, Тест 01 02 15 370 Активность ангиотензи, ANA, Сывороточный амилоид А, Серологические тесты, агглютининов, кровь на витамины д3 филиевую в12, 01 02 15 540, витамин D анализ, AI Индекс антител, 08781, экстрагируемому ядерному, педиатрическая, иммунология.

Онкогенетика: выявление онкогенов в материале опухолей

Исследование мутаций в генах EGFR, RAS, BRAF, ALK, ROS1 для назначения таргетной терапии онкологических заболеваний.

Активное изучение молекулярно-генетических основ туморогенеза привело к обнаружению ряда клональных драйверных мутаций генов вторичных посредников, определяющих появление и развитие опухолевого процесса.

На данный момент разработаны ряд высоко-активных препаратов, которые таргетно ингибируют белок, мутации гена которого являются главной причиной развития злокачественного процесса в рассматриваемой опухоли. 

Рисунок 1. Таргетные препараты. 

Идентификация активирующих мутаций в гене рецептора эпидермального фактора роста (EGFR) привела к разработке и клиническому использованию новых «таргетных» препаратов, специфически ингибирующих повышенную тирозинкиназную активность мутантных белковых молекул.

Активирующие мутации в гене EGFR встречаются приблизительно у 10-15% пациентов немелкоклеточным раком легкого (НМРЛ) в Европе и особенно распространены в азиатской популяции, где данные аберрации обнаруживаются до 62% случаев НМРЛ. EGFR-положительным пациентам могут быть назначены препараты, направленные тирозинкиназный домен данного рецептора, такие как эрлотиниб, гефитиниб, афатиниб и осимертиниб. Данные препараты значительно улучшают течение заболевания. Например, в клиническом исследовании OPTIMAL было показано, что у китайских пациентов метастатическим НМРЛ с наличием активирующих мутаций в гене EGFR, принимавших эрлотиниб, выживаемость без прогрессии составила 13.1 месяцев. Для сравнения: данный показатель у пациентов, принимавших комбинацию гемцитабина и карбоплатина, составил 4.6 месяцев. Эрлотиниб также одобрен для лечения пациентов раком поджелудочной железы, хотя в этой ситуации использование данного агента не зависит от наличия активирующей мутации в гене EGFR. Так, в исследовании III фазы, в котором проводилось сравнение применения комбинации эрлотиниба и гемцитабина и монотерапии гемцитабином, было показано, что добавление в терапию эрлотиниба привело к небольшому, но статистически значимому, увеличению медианы общей выживаемости примерно на 2 недели (HR 0.82; P = 0.038). Более недавнее рандомизированное исследование, проведенное в Тайване, показало, что медиана общей выживаемости составила 7.2 месяца у пациентов, принимавших данную комбинации против 4.4 месяцев у пациентов, принимавших монотерапию гемцитабином.

Ген рецептора человеческого эпидермального фактора роста 2 (HER2/ERBB2) кодирует мембранный рецептор с тирозинкиназной активностью, являющийся одним из членов семейства рецепторов ERBB. В отличие от других белков данного семейства, HER2/ERBB2 не связывает лиганд напрямую, но образует гетеродимеры с другими лигандассоциированными рецепторами данного семейства. Активация ведет к индуцированию ряда сигнальных путей, таких как PI3K, MAPK и JAK/STAT. Активация HER2 обнаруживают в небольшой доле всех случаев рака легкого в связи с гиперэкспрессией в 20%, амплификацией гена в 2% и активирующих мутации в 1,6-4% НМРЛ. К активирующим мутациям гена HER2 относят инсерции в 20 экзоне размером 3-12 нуклеотидов. С использованием in vivo моделей было показано, что активирующие мутации в трансгенных мышиных моделях вызывают развитие множественных аденокарцином. Генетические аберрации в HER2 в основном встречаются при аденокарциноме легкого, которые не имеют аберраций в генах EGFR и KRAS.

EGFR также является терапевтической мишенью для антител, которые используются у пациентов с колоректальным раком (КРР) (панитумумаб и цетуксимаб) и опухолями головы и шеи (цетуксимаб). У этих пациентов наличие активирующей мутации в гене EGFR не является показанием для назначения анти-EGFR терапии, и устойчивость обычно не опосредуется мутациями в гене EGFR. Однако, предсуществующие активирующие мутации в гене KRAS, которые кодируют ГТФ-азу, опосредующую активацию нижележащих компонентов сигнального пути от EGFR, являются распространенным событием у пациентов КРР. Данные мутации способствуют функциональному ускользанию от блокирующего действия анти-EGFR антител, что приводит к резистентности к данным препаратам. Поэтому анти-EGFR терапия панитумумабом и цетуксимабом показана пациентам КРР только с отсутствием мутаций в гене KRAS. Наличие мутаций в гене KRAS также ассоциирована с отсутствием ответа на ТКИ EGFR у пациентов НМРЛ, хотя рутинное тестирование на данные мутации не применяется для решения вопроса о назначении таргетной терапии. Как и при тестировании мутаций в гене EGFR у пациентов НМРЛ, клиническая польза от обнаружения мутаций в гене KRAS в значительной степени зависит от чувствительности используемого метода. У пациентов КРР, которые имели дикий тип гена KRAS до проведения терапии, применение анти-EGFR антител, как считается, приводит к появлению мутаций в данном гене.

В последующем, список активирующих мутаций при раке легкого был значительно расширен: мутации были обнаружены в генах HER2 (также известный как ERBB2), рецептор фактора роста фибробластов 1 (FGFR1) и FGFR2, а также онкогенах анапластической лимфомакиназы (ALK), тирозинкиназы рецептора ROS1, нейрегулина 1 (NRG1), рецептора нейротрофической тирозинкиназы типа 1 (NTRK1) и RET.

Рисунок 2. Алгоритм молекулярно-генетического типирования немелкоклеточного рака легкого (НМРЛ).

KRAS представляет собой протоонкоген из семейства белков RAS и кодирует G-белок, активно участвующей в регуляции и контроле клеточной пролиферации, дифференцировки и выживании. Белок Ras неактивен в нормальных не пролиферирующих клетках, но вступает в работу при связывании с гуанозинтрифосфатом, что приводит к реактивации рецепторов факторов роста. Активированные комплекс Ras-ГТФ связывается и активирует ряд вторичных посредников передачи клеточного сигнала, такие как митоген активирующую протеин киназу (MAPK), белки путей RAS/RAF/MEK/MAPK и PI3-K [PI3K/AKT/(mTOR]. KRAS играет основную роль в контроле передачи сигнала от ряда основных рецепторов факторов роста, в том числе EGFR. Активирующие мутации в гене KRAS изменяют ГТФ-азную активность белка и блокируют возможность его деактивации, что ведет к гиперактивации ряда внутриклеточных путей передачи сигнала, контролирующих рост и пролиферацию клеток. Мутации в RAS/RAF/MEK/MAPK-сигнальном пути играют основную роль в развитии рака легкого. Как минимум, одна активирующая мутация была обнаружена в генах данного сигнального пути в 132 из 188 образцов опухолевого материала рака легкого. Чаще всего аберрации наблюдались в гене KRAS. Активирующие мутации в онкогене KRAS представляют собой наиболее частую генетическую аберрацию при аденокарциноме легкого, встречающуюся в 25-40% случаев, в то время как мутации в генах HRAS и NRAS встречаются намного реже. Высокая вариация распространённости мутаций в гене KRAS связана с этническими, половыми различиями, а также факторами влияния внешней среды исследуемых выборок пациентов. Так, мутации в данном гене более распространены в европейской популяции, чем у пациентов из Азии. У пациентов с аденокарциномой легкого, которые никогда не курили, распространённость аберраций в гене KRAS составила 0-15% [46]. Кроме этого, мутации в данном гене редко встречают при мелкоклеточном раке легкого (в одном случае из 188). Самой частой мутацией в гене KRAS при аденокарциноме лёгкого является аминокислотная замена в 12 кодоне, реже встречаются мутации в кодоне 13 и 61. Учитывая, что аберрации в гене KRAS представляют собой драйверные мутации, они редко встречаются совместно с изменениями в гене EGFR. Было показано, что пациенты с KRAS-ассоциированным раком легкого резистентны к терапии ингибиторами EGFR тирозинкиназы, так как мутации в гене KRAS ведет к активации вторичных посредников, находящихся выше в цепочке сигнального пути, чем белки гена EGFR. Существуют данные о том, что различные генетические аберрации в гене KRAS имеют разное клиническое значение. В соответствии с исследованием BATTLE (Biomarker-integrated Approaches of Targeted Therapy for Lung cancer Elimination), генетические изменения G12C и G12V в гене KRAS предсказывают более быстрое прогрессирование заболевания у пациентов по сравнению с другими типами KRAS-мутаций или отсутствием генетических изменений в этом гене. Более того, различные мутации ведут к активации различных путей передачи сигнала (PI3-K и MEK при Gly12Asp и Ral при Gly12Cys или Gly12Val), что объясняется разницей в конформации мутантного белка и, как следствие, разницей специфичности к нижестоящим медиаторам передачи сигнала. Это еще раз подчеркивает важность учета генетической составляющей рака легкого при разработке новых таргетных лекарственных средств.

Активирующие мутации в онкогене KRAS представляют собой наиболее частую генетическую аберрацию при аденокарциноме легкого, встречающуюся в 25-40% случаев, в то время как мутации в генах HRAS и NRAS встречаются намного реже. Высокая вариация распространённости мутаций в гене KRAS связана с этническими, половыми различиями, а также факторами влияния внешней среды исследуемых выборок пациентов. Так, мутации в данном гене более распространены в европейской популяции, чем у пациентов из Азии. У пациентов с аденокарциномой легкого, которые никогда не курили, распространённость аберраций в гене KRAS составила 0-15%. Кроме этого, мутации в данном гене редко встречают при мелкоклеточном раке легкого (в одном случае из 188). Самой частой мутацией в гене KRAS при аденокарциноме лёгкого является аминокислотная замена в 12 кодоне, реже встречаются мутации в кодоне 13 и 61. Учитывая, что аберрации в гене KRAS представляют собой драйверные мутации, они редко встречаются совместно с изменениями в гене EGFR. Было показано, что пациенты с KRAS-ассоциированным раком легкого резистентны к терапии ингибиторами EGFR тирозинкиназы, так как мутации в гене KRAS ведет к активации вторичных посредников, находящихся выше в цепочке сигнального пути, чем белки гена EGFR. Существуют данные о том, что различные генетические аберрации в гене KRAS имеют разное клиническое значение. В соответствии с исследованием BATTLE (Biomarker-integrated Approaches of Targeted Therapy for Lung cancer Elimination), генетические изменения G12C и G12V в гене KRAS предсказывают более быстрое прогрессирование заболевания у пациентов по сравнению с другими типами KRAS-мутаций или отсутствием генетических изменений в этом гене. Более того, различные мутации ведут к активации различных путей передачи сигнала (PI3-K и MEK при Gly12Asp и Ral при Gly12Cys или Gly12Val), что объясняется разницей в конформации мутантного белка и, как следствие, разницей специфичности к нижестоящим медиаторам передачи сигнала. Это еще раз подчеркивает важность учета генетической составляющей рака легкого при разработке новых таргетных лекарственных средств.

Активирующая мутация V600Е в гене BRAF обнаруживается приблизительно у 50% пациентов метастатической меланомой и определяет чувствительность к терапии BRAF ингибиторами, такими как вемурафениб и дабрафениб. Известно, что большинство V600E-позитивных опухолей отвечают на BRAF-ингибитор вемурафениб, однако на животной модели было продемонстрировано парадоксальное увеличение активности сигнального пути MAPK и, как следствие, клеточного роста при наличии мутаций в гене HRAS. Кроме того, у пациентов, получающих монотерапию вемурафениба, часто развивается плоскоклеточный рак кожи и кератоакантома. Данный феномен может быть результатом стимуляции роста клеток кожи, имеющих мутации в генах семейства RAS. Комбинированная терапия с MEK ингибитором, таким как траметиниб, который одобрен для лечения V600E-позитивной меланомы также и в качестве монотерапии, позволяет устранить стимулирующий эффект роста RAS-позитивных клеток, что препятствует появлению вторичных новообразований кожи у пациентов с имеющейся меланомой. Более того, результаты исследования III фазы продемонстрировали высокую выживаемость при двойном BRAF–MEK ингибировании: медиана общей выживаемости при использовании комбинированной терапии составил 25.1 месяцев, а при монотерапии BRAF ингибиторами 18.7 месяцев. Также в данном исследовании показан более низкий риск появления плоскоклеточной карциномы кожи и кератоакантомы при применении комбинированной терапии: 1% в группе пациентов с использованием комбинации против 18% в группе пациентов с монотерапией BRAF-ингибитором. К сожалению, примерно у 30% пациентов при применении комбинированной терапии BRAF/MEK ингибиторами наблюдается прогрессирование заболевания в первые 6 месяцев. В работе Girotti M B et al. было показано, что у 9 из 10 пациентов, у которых развилась быстрая прогрессия заболевания при использовании комбинированной терапии, обнаружены дополнительные мутации в компонентах сигнального пути MAPK. Наиболее частыми были амплификация BRAF и активирующие мутации в генах NRAS либо MEK2. Эти аберрации не были обнаружены в опухолевом материале, взятом до проведения терапии, но в данном исследовании не использовались высокочувствительные методы. В настоящее время в разработке находятся альтернативные ингибиторы семейства RAF, которые позволят преодолеть данные механизмы резистентности. Таким образом, раннее выявление субклональных активирующих мутаций в генах NRA NRAS и MEK2 позволит стратифицировать пациентов по наибольшей пользе от применения этих ингибиторов.

Реорганизация гена ALK, чаще всего характеризующееся слиянием внутриклеточного киназного домена белка ALK с терминальным концом эхинодермального микротубулярного белка 4 (EML4), наблюдается при некоторых случаях рака легких. Данная аберрация возникают в результате короткой инверсии на хромосоме 2р, когда 13 интрон гена EML4 сливается с 19 интроном гена ALK. Описано большое количество различных вариантов EML4-ALK слияния. Одним из самых распространенных вариантов является слияние экзонов 1-13 гена EML4 с экзонами 20-29 гена ALK. Кроме этого, было обнаружено, что ген ALK дополнительно может сливаться с такими генами, как KIF5B, TFG и KLC-1.

Онкогенный белок слияния EML4-ALK имеет конституционально активированный киназный домен. С использованием экспериментальных моделей было доказано, что слияния генов EML4-ALK вызывает развитие множественных аденокарцином легкого у мышей. Активация ALK ведет к повышенной пролиферации клеток и ингибированию апоптоза, которые регулируются сигнальными путями RAS/RAF/MAPK1, PI3K/AKT и JAK3-STAT3. Мутации в гене ALK обнаруживаются в 4% случаев НМРЛ, чаще всего у молодых пациентов без курения в анамнезе и с аденокарциномой. В то время как мутации ALK исключают возможные аберрации в EGFR и KRAS генах, были описаны случаи компаудных мутаций, что приводило к резистентности проводимой терапии ингибиторами тирозинкиназ. Пациенты с EML4-ALK мутацией имеют хороший ответ на проводимую терапию кризотинибом, но при наличии точечных мутаций в ALK гене или сопутствующей активирующей аберрации EGFR гена, ответ на терапии резко снижается.

ROS1 представляет собой протоонкоген, располагающийся на 6q22 хромосоме и кодирующий трансмембранный белок рецептор тирозинкиназы, который имеют высокую гомологию с ALK1. Мутации гена ROS1 ведут к гиперактивации сигнальных путей PI3K/AKT/mTOR, STAT3 и RAS/MAPK/ERK. В 2007 году было обнаружено, что при НМРЛ происходит слияние гена ROS1 с генами SLC34A2 и CD74. Позднее было описано KDELR2-ROS1 слияние при аденокарциноме легкого. В 2-х объемных исследованиях с использованием FISH, ROS1- мутации были обнаружены в 18 случаях из 694 аденокарциномы легкого (2.6%) и в 13 из 1116 случаев аденокарциномы легкого (1.2%). На данный момент обнаружены следующие гены, с которым происходит слияние гена ROS1: FIG, KDELR2, TPM3, SDC4, LRIG3, EZR, SLC34A2 и CD74. Не совсем ясно, какую роль играют данные гены в патогенезе рака легкого. Мутации в гене ROS1 наблюдаются чаще у молодых некурильщиков азиатской расы. Более того, у пациентов с ROS1-ассоциированным раком легкого показана чувствительность к ингибиторам тирозинкиназ, в том числе кризотинибу.

Рак щитовидной железы.

Большинство мутаций при раке щитовидной железы (РЩЖ) возникает в генах, кодирующих белки MAPK-киназного и PI3K–AKT путей. MAPK-протеинкиназы — сборная группа белков, включающая три семейства протеинкиназ — p38, JNK/SAPK (c-Jun N-terminalkinase/ Stress-activatedproteinkinase) и ERK (extracellularsignal-regulatedkinase). Практически во всех случаях активация протеинкиназ (ПК) семейства ERK связана с клеточным выживанием и стимуляцией пролиферации, а активация ПК семейства p38 и JNK с индукцией апоптоза. Поскольку в ответ на различные клеточные стимулы в клетках должна меняться экспрессия тех или иных генов, основными мишенями MAPK-протеинкиназ являются траскрипционные факторы [Rousset B. etal., 2011]. Несмотря на то, что транскрипционные факторы, локализованные в ядре, являются важными субстратами MAPK, только часть активированных в цитоплазме MAPK транслоцируется в ядро. Немалая часть MAPK остается в цитоплазме и других субклеточных компартментах, где роль этих ПК изучена гораздо меньше. Известно, что MAPK могут регулировать экспрессию генов и на посттранскрипционном уровне, используя в качестве субстратов цитоплазматические белки. Активация MAPK является одним из самых важных этапов канцерогенеза РЩЖ. Гены, аберрации в которых обнаруживаются при РЩЖ, кодируют тирозинкиназные трансмембранные белки RET, NTRK1, а также внутриклеточные вторичные посредники сигнала BRAF и KRAS. Аберрации в данных генах являются взаимоисключающими и обнаруживаются в 70% случаев папиллярной карциномы и ассоциированы с характерными гистопатологическими и биологическими характеристиками. Гистологически BRAF-ассоциированный РЩЖ представлен высококлеточным (ВПРЩЖ) и классическим (КПРЩЖ) вариантами папиллярного рака, экстратиреоидным распространением, склонностью к дедифференцировке. В то же время RAS-ассоциированный рак характеризуется фолликулярным вариантом ПРЩЖ (ФВПРЩЖ) и частой инкапсуляцией.

Транслокация RET/PTC встречается в основном при папиллярном РЩЖ. В результате транслокации ген RET сливается с рядом других генов. Получающиеся химерные конструкции включают в себя часть гена RET, кодирующего тирозинкиназный домен рецептора RET, и активный промотор другого гена, который осуществляет экспрессию и лиганд-независимую димеризацию протеинового комплекса RET/PTC. Данная химерная конструкция ведет к постоянной стимуляции MAPK сигнального пути и злокачественного перерождения клеток. Наиболее частыми перестройками являются RET/PTC1 и RET/PTC3, в которых RET соединён с CCDC6 (H4) и NCOA4 (ELE1 или RFG) соответственно. Обе перестройки представляют собой парацентрические, интрахромосомные инверсии, так как все гены, образующие структуру, находятся на одной и той же 10 хромосоме. С другой стороны, RET/PTC2 и 9 других ранее описанных RET/PTC перестроек представляют собой интерхромосомные конструкции, формирующиеся при слиянии части гена RET с генами, расположенными на других хромосомах. Распространенность и специфичность RET/PTC перестройки при папиллярном РЩЖ варьирует в различных исследованиях. Частично, данные вариации объясняются реальной разницей распространённости описанной аберрации в различных возрастных группах и наличием пациентов, перенесших ионизирующее облучение. Кроме этого, гетерогенность объясняется неравномерным распределением мутации в опухоли и различающейся чувствительностью используемых методик. В некоторых случаях перестройка RET/PTC является клональной и обнаруживается в большинстве клеток опухоли. Также, аберрация RET/PTC может быть неклональной и обнаруживаться только в небольшом количестве клеток высокочувствительными методами ДНК-диагностики. Клональная RET/PTC-перестройка обнаруживается в 10-20% случаев папиллярного рака и является специфическим маркером данного типа РЩЖ. В то же время, неклональная перестройка RET/PTC обнаруживается намного чаще как при папиллярном раке, так и в других типах РЩЖ и доброкачественных образованиях (до 10-45% доброкачественных узлов и образований имели неклональную мутацию RET/PTC). Другая хромосомная перестройка, встречающаяся при папиллярном РЩЖ, затрагивает ген NTRK1, но встречается намного реже, чем перестройка RET/PTC. Ген NTRK1 располагается на хромосоме 1q22 и может сливаться, как минимум, с тремя различными генами, располагающимися на той же или других хромосомах. Перестройка NTRK1, также известная как TRK-перестройка, наблюдалась в 10-15% случаев папиллярного РЩЖ в одном из исследований, хотя, вероятнее всего, распространенность данной аберрации не превышает 5%.

Гены HRAS, KRAS, NRAS кодируют G-белки, располагающиеся на внутренней части клеточной мембраны и переносящие сигналы, возникающие с мембранных тирозинкиназных рецепторов и G-связанных рецепторов по сигнальным путям MAPK и PI3K–AKT. Активирующие мутации в генах RAS чаще всего находятся в 12, 13 и 61 кодонах. При РЩЖ мутации в кодонах 61 генов NRAS и HRAS встречаются чаще всего. Мутации в RAS-генах обнаруживаются в 10-20% случаев ПРЩЖ, 40-50% случаев ФРЩЖ и 20-40% случаев НДРЩЖ и АРЩЖ. Среди ПРЩЖ, практически все RAS-ассоциированные опухоли формируют неопластические фолликулы без папиллярных структур и, таким образом, диагностируются как ФВПРЩЖ. Мутации в RAS-генах встречаются в 20-40% доброкачественных фолликулярных аденомах. Обнаружение мутаций в RAS-генах в доброкачественных аденомах говорит о том, что RAS-положительные фолликулярные аденомы могут служить прекурсорами для RAS-положительных фолликулярных карцином и ФВПРЩЖ. Более того, RAS-мутации предрасполагают высокодифференцированный рак трансформироваться в анапластические образования. При РЩЖ BRAF активируется точечными мутациями, малыми делециями или инсерциями и хромосомными перестройками. Наиболее частым механизмом активации является замена тимина на аденин в нуклеотидной позиции 1799, что приводит к замене валина на глутамин в позиции 600 транслируемого белка (Val600Glu). Данная аберрация встречается в 98-99% процентов всех мутаций, выявляемых в гене BRAF при РЩЖ. Другими менее распространенными генетическими изменениями являются Lys601Glu-замена, инсерции и делеции около кодона 600, а также AKAP9/BRAFперестройка. AKAP9/BRAF-перестройка представляет собой парацентрическую инверсию хромосомы 7q, что ведет к слиянию части BRAF-гена, кодирующей протеинкиназный домен и AKAP9-ген. Все точечные мутации и перестройки ведут к активации BRAF-киназы и хронической стимуляции MAPK-пути. Мутация BRAF Val600Glu представляет собой наиболее частую аберрацию, обнаруживаемую при папиллярном РЩЖ (40-50% случаев). Также данная мутация встречается в 20-40% случаев НДРЩЖ и 30-40% случаев АРЩЖ. Гистологически во многих случаях BRAF-ассоциированных карцином обнаруживаются области высокодифференцированного папиллярного рака, и BRAF-положительные клеточные линии присутствуют во всех областях опухоли, что говорит о том, что появление Val600Glu является ранним событием и предрасполагает к дедифференцировке опухоли. При папиллярном РЩЖ BRAF Val600Glu-мутация обнаруживается чаще всего в двух вариантах ПРЩЖ: классическом и высококлеточном. В то же время, BRAF Val601Glu гистологически может быть представлена фолликулярным вариантом. PPARγ представляет собой ядерный рецептор, участвующий в регуляции клеточного цикла и апоптоза. PAX8, в свою очередь, является фактором транскрипции, регулирующим активность тиреоидо-специфических генов. PAX8/PPARγ перестройка наблюдается при слиянии части гена PAX8, который кодирует фактор транскрипции и гена PPARγ. Образование данной конструкции ведет к сильной гиперэкспрессии химерного PAX8/PPARγ белка. Аберрация PAX8/PPARγ представляет собой прототипную мутацию, обнаруживаемую при фолликулярном РЩЖ, где она возникает в 30-35% случаев. Данная перестройка редко встречается при фолликулярных аденомах (2-13%) и ФВПРЩЖ (1-5%). Мутация PAX8/PPARγ ассоциируется с развитием фолликулярной карциномы в раннем возрасте и высоким уровнем сосудистой инвазии. С точки зрения клинической значимости, обнаружение мутации PAX8/PPARγ говорит о фолликулярной структуре опухоли с предрасположенностью к ранней сосудистой инвазии, но в то же время данная аберрация может встречаться и в доброкачественных образованиях. Несмотря на это, обнаружение перестройки PAX8/PPARγ при фолликулярной неоплазии предсказывает конверсию доброкачественного образования в рак. Существует строгая корреляция между хромосомными соматическими аномалиями, характерными для ПРЩЖ, и случаями облучения ионизирующим излучением. Перестройка RET/PTC обнаруживается у 80% пациентов с ПРЩЖ, которые ранее подверглись воздействию радиации в терапевтических целях или случайно. Чернобыльская катастрофа значительно увеличила частоту возникновения RET/PTC3 и нового RET/PTC-ассоциированного РЩЖ. Перестройка BRAF/AKAP9 также чаще всего встречается у пациентов с ПРЩЖ, подвергнувшихся радиационному облучению. Нужно отметить, что точечные мутации в генах BRAF и KRAS редко встречаются в случаях РЩЖ, индуцированных излучением. Хотя точные механизмы формирования хромосомных перестроек при радиационном излучении не до конца понятны, считается, что ядерная и хромосомная архитектура вносят существенный вклад в перестройки RET/PTC и TRK, располагая склонные к рекомбинации участки генома в непосредственной близости друг к другу. Пространственная близость предрасполагает соседние гены к неверному ресоединению двуцепочечных разрывов, вызванных радиацией. Дополнительно, индуцирование RET/PTC-перестройки может быть ассоциировано с хромосомной ломкостью. Регионы 10q11.2 и 10q21 расположения генов RET и CCDC6 соответственно, а также их партнеров при перестройках RET/PTC1, содержат два сайта ломкости: FRA10G и FRA10C. На культуре клеток было показано, что индукция ломкости в этих сайтах вызывало появление перестроек RET/PTC1. Хромосомная ломкость может вызываться или усиливаться гипоксией, этанолом, кофеином и другими эндогенными и экзогенными факторами. Таким образом, перестройка RET/PTC1 может вызываться и другими, помимо радиации, факторами. Данный мультифакториальный механизм, вероятнее всего, характерен для молодых пациентов с ПРЩЖ. В отличие от хромосомных перестроек, появление точечных соматических мутаций при РЩЖ чаще всего не связано с воздействием радиации. В китайском исследовании с выборкой более 1000 случаев ПРЩЖ было показано, что появление BRAFVal600Glu-мутаций ассоциировано с высоким уровнем потребления йода (OR=1,97). Результаты данного исследования не позволяют подтвердить причинно-следственную связь между высоким потреблением йода и мутагенезом. Но в случае подтверждения, эти данные дадут биологический базис для понимания причин повышенной распространённости ПРЩЖ по сравнению с фолликулярным в районах с повышенных потреблением йода. Другое исследование показало значительно большую встречаемость BRAF-позитивного папиллярного РЩЖ в вулканическом районе Сицилии, в воде которого наблюдаются повышенные концентрации бора, железа, ванадия, магния и других химических элементов. Эти данные позволили предположить, что индуцирование точечных BRAF-мутаций может быть ассоциировано с чрезмерным воздействием различных химических элементов и соединений.

KRAS представляет собой протоонкоген из семейства белков RAS и кодирует G-белок, активно участвующей в регуляции и контроле клеточной пролиферации, дифференцировки и выживании. Белок Ras неактивен в нормальных не пролиферирующих клетках, но вступает в работу при связывании с гуанозинтрифосфатом, что приводит к реактивации рецепторов факторов роста. Активированные комплекс Ras-ГТФ связывается и активирует ряд вторичных посредников передачи клеточного сигнала, такие как митоген активирующую протеин киназу (MAPK), белки путей RAS/RAF/MEK/MAPK и PI3-K [PI3K/AKT/(mTOR]. KRAS играет основную роль в контроле передачи сигнала от ряда основных рецепторов факторов роста, в том числе EGFR. Активирующие мутации в гене KRAS изменяют ГТФ-азную активность белка и блокируют возможность его деактивации, что ведет к гиперактивации ряда внутриклеточных путей передачи сигнала, контролирующих рост и пролиферацию клеток. Мутации в RAS/RAF/MEK/MAPK-сигнальном пути играют основную роль в развитии рака легкого, колоректального рака, рака щитовидной железы, меланомы.

 

 

 

Друзья:

VIMANA.su уфология и палеоконтакт
Мини-юбка.ru